Эра Мазовецкая

ПЕРВАЯ ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
В ЭРЕЦ-ИСРАЭЛЬ

«Библиотека эта вносит много света
в преддверие Святой земли».

М.М. Усышкин

   В 1986 году в Тель-Авиве, на площади имени Голды Меир, перед современным зданием Центральной городской библиотеки «Шаар Цион – Бейт Ариэлла»1 при большом стечении публики отмечалось 100-летие со дня открытия ПЕРВОЙ публичной библиотеки в Эрец-Исраэль. Этот праздник совпал с десятилетием окончания «странствий» библиотеки из одного помещения в другое.

   Библиотека прошла многострадальный путь: ее открывали и закрывали, переводили из общественных зданий в частные квартиры, но благодаря замечательным людям, энтузиастам, она сохранилась и вошла в новый ХХI век как важный культурный центр, продолжающий традиции широкого ознакомления читателей с ивритской и мировой литературой.

   Появление первой публичной библиотеки в 1886 г. в древнем городе Яффа (как предполагают, свое название город получил от ивритского слова «яфе» – «красивый») было не случайным. Попытки открыть публичную библиотеку в Иерусалиме во второй половине ХIХ века окончились неудачей, ввиду яростного сопротивления еврейской религиозной общины. В 1887 г., то есть через год после открытия библиотеки «Шаар Цион», еврейский публицист и философ Ахад-ха-Ам (Ашер Гирш Гинцберг) писал: «В данный момент невозможно открыть библиотеку в Иерусалиме, поэтому книги нужно собирать в "Шаар Цион"»2.

   В 80-е годы XIX в. Яффа начала бурно развиваться. Этому способствовало несколько факторов: во-первых, Яффа была единственным портом в Эрец-Исраэль (он получил название «Шаар Цион» – «Ворота в Сион»); во-вторых, в 1885 году в Яффу из Одессы прибыл еврей Зеев (Вильгельм) Гросс, который открыл первый крупный еврейский торговый центр, где продавались, в основном, товары, привозимые из России. Тем самым Яффа стала для еврейского ишува привлекательна не только возможностью работать в порту и в небольших ремесленных мастерских, но и в фирме Гросса, предоставившего работу многим новым репатриантам. Таким образом, к 1886 году в городе уже было 15 тысяч евреев.

   Большинство среди новоприбывших составляли евреи из Российской империи. Библиотека, как и порт, получила название «Шаар Цион» и была открыта в память известного российским евреям писателя и публициста Льва Осиповича Леванды (1835–1888).

   Леванда родился в бедной семье, учился в хедере, но с детства стремился к светскому образованию. Несмотря на материальные трудности, он добился звания «ученого еврея» при виленском губернаторе. Всю мощь своего таланта, всю эрудицию Леванда сосредоточил на наступательной борьбе «...против нашего внутреннего врага: мракобесия, рутины, общинных неурядиц и т.д.»3. В своих публицистических статьях и художественных произведениях, проникнутых русским патриотизмом, он призывал уничтожить еврейские смоковницы и виноградники, чтобы посеять вместо них зерна русского просвещения и гражданственности.

   Леванда искренне верил в дружелюбие русского народа, сила его убежденности была столь велика, что даже ответственность за назревавшие погромы он возлагал на евреев. Однако на призывы к единению и братству русский народ ответил волной еврейских погромов. Свое разочарование в собственном мировоззрении и осознание всей степени вины перед своим народом Леванда выразил в письме к А. Ландау, в котором он объяснял причину своего отказа торжественно отметить 25-летний юбилей его литературной деятельности: «…я никаких заслуг за собою не признаю: я никого и ничего не исправил своим писанием. Это грустно, но это правда, а правда мне дороже фимиама, притом незаслуженного» 4.

   В конце жизни Леванда пытался, по мере возможности, искупить свои духовные прегрешения и с присущим ему творческим темпераментом начал проповедовать палестинофильство.

   Глубокое волнение, вызванное осознанием вреда, который он нанес своему народу, тяжело повлияло на Льва Осиповича: ум его помутился, и в мае 1887 г. он был помещен в лечебницу, где и скончался 6 марта 1888 г.5

   Тем не менее, российское еврейство было признательно журналисту за его талант и публичное признание своих ошибок. Покинув Россию и прибыв в Эрец-Исраэль, они решили увековечить память Л.О. Леванды, присвоив его имя первой публичной библиотеке еврейского ишува* Палестины.

     * Ишув – собирательное название еврейского населения Эрец-Исраэль, бытовавшее до создания Государства Израиль.

   Первым директором библиотеки был д-р Менахем Штейн, уроженец Белостока. Он руководил библиотекой с 1886 по 1891 гг. По профессии д-р Штейн был врачом. Ему принадлежало открытие в Яффе культурного центра, куда входили больница, библиотека и новый жилой район, построенный за стенами старого города.

   Штейн обратился с призывом к различным организациям и частным лицам присылать книги для библиотеки. Его призыв был услышан, и библиотека начала пополняться. К 1891 г. фонд насчитывал около двух тысяч книг на три тысячи жителей. Помощь в приобретении книг Штейну оказывали многие крупные еврейские деятели. Так, в своей книге "По Палестине" видный сионист Михаил Моисеевич Усышкин писал: «14 марта [1891 г.] отправился в исполнительный комитет [по-видимому, Усышкин имел в виду Комитет организации еврейских учителей Палестины – Э.М.].Комитет находится в центре Яффо. В одной из комнат Комитета находится библиотека, недавно основанная и носящая имя Леванды. Библиотека посещается многими довольно охотно. Библиотека эта вносит много света в преддверие Святой Земли, и благое дело сделает тот, кому дорого распространение просвещения евреев вообще и палестинских в частности, если они пошлют свое пожертвование, как деньгами, так и книгами, в эту библиотеку. Книги принимаются на всех языках и по всем отделам, как общих, так и еврейских знаний»6.

   Как отмечал далее Усышкин, в библиотеке преобладали книги на русском, идише, немецком и иврите и звучала разноязыкая речь, но особо выделялась русская. При Комитете была организована и справочная библиотека. Ее бюджет на покупку книг составлял 120 рублей в год. Дополнительные средства поступали от жертвователей.

   Библиотека «Шаар Цион», находившаяся в центре Яффы на улице Буструс, была открыта для всех желающих и работала даже в пятницу и во второй половине дня в субботу. До сих пор на старых книгах сохранился штамп на иврите – "Библиотека им. Л.О. Леванды".


Дом культуры в Яффе, на ул. Бутрус, где располагалась библиотека «Шаар Цион» в 80-е гг. XIX века

   В 1891 г. д-р Штейн пришел к выводу, что библиотеке нужен профессиональный руководитель. Тогда в «Шаар Цион» был приглашен Пинхас Фридман, еще в Одессе организовавший одноименную библиотеку. И хотя Фридман руководил яффской библиотекой немногим больше года, он сумел заслужить искреннюю признательность еврейской общины Палестины как человек, полностью посвятивший себя делу. В то время даже родилось понятие «Фридомания». Сохранилось приглашение от 17 февраля 1891 г. на празднование пятилетия библиотеки, подписанное Пинхасом Фридманом (в нем он подписался как «Пинхас иш шалом» то есть «Пинхас – мирный человек»).

   В газете "Ха-Цфира" был помещен подробный отчет об этом значительном событии. Корреспондент отмечал, что портрет Леванды при входе в библиотеку был увит гирляндами цветов и что на праздник собрались все видные деятели Эрец-Исраэль со своими женами и детьми; что праздник показал любовь к книге и знаниям, что люди из поселений много читают и удостоверились, что есть место, где можно с пользой провести свободное время7.

   На смену Фридману пришел Иешуа Айзенштадт-Барзелай. Он заведовал библиотекой с 1892 по 1896 гг., а затем руководил Англо-Палестинским банком в Иерусалиме. Айзенштадт-Барзелай сменил Пинхаса Фридмана в связи с так называемым «кризисом Темкина». В 1890 г. в Яффу прибыл известный российский сионист Зеев (Владимир Ионович) Темкин. По его настоянию библиотека получила материальную поддержку от Бней-Брита8, членом которого был и сам Темкин. Бней-Брит выделил 3400 франков на покрытие долгов и тем спас библиотеку от закрытия. Темкин привлек к работе в библиотеке добровольцев, сократив тем самым расходы библиотеки.

   После возвращения Темкина в Россию, в 1892 году, в Эрец-Исраэль прибыл из Одессы Лев Вайншток. Он принял заведование библиотекой, имевшей к тому времени книжный фонд в количестве 1927 книг и денежную задолженность в размере 2008 франков. Вайншток сумел договориться с Одесским комитетом9 о годовом бюджете для библиотеки в сумме 1500 франков.

   В 1906 г., после смены еще двух директоров, библиотеку возглавил Александр Зискинд-Рабинович. Его приход вызвал восторженные отклики окружающих. Рабинович был известным писателем и отличным переводчиком на иврит русской классики. Он был последовательным учеником В.Г. Короленко и перевел ряд его рассказов на иврит. При Рабиновиче библиотека «Шаар Цион» переехала на улицу Наболси, около железнодорожной станции, и заняла три комнаты с высокими стеллажами. Благодаря месторасположению в библиотеку начали приходить люди, ожидавшие поезда. Там они могли читать свежие газеты и просматривать книги и журналы. Насколько трепетно было отношение "АЗИРа" (так сокращенно называли Александра Зискинда-Рабиновича его знакомые) к библиотеке и ее читателям, можно судить по следующему эпизоду: Англо-Палестинский Банк подарил библиотеке пишущую машинку, чтобы печатать каталожные карточки. АЗИР отказался от этого подарка, так как считал, что стук клавиш будет нарушать тишину в читальном зале.

   По инициативе АЗИРа был избран библиотечный Совет. Библиотека приобрела друзей и среди евреев диаспоры. Так, в 1908 г. в «Шаар Цион» поступило из России около трех тысяч книг, многие из которых принадлежали Л.О. Леванде. К этому времени фонд библиотеки составил уже около 7000 книг.

   День 11 апреля 1909 года явился знаменательной датой в истории еврейского народа. Началось заселение нового района вблизи Яффы, ставшего затем первым еврейским городом с названием Тель-Авив.

   В 1910 г. Зискинд-Рабинович оставил должность заведующего библиотекой, но остался в библиотечном Совете. В письме об отставке АЗИР писал, что рад передать библиотеку достойному человеку Баруху Озу. Помощницей Оз пригласил Любу Бреннер. Об этом времени оставил воспоминания ее брат Вениамин Бреннер, репатриировавшийся в Эрец-Исраэль в 1911 году тринадцатилетним подростком. В частности, он писал: «Любу пригласили работать библиотекарем, так как в то время было немного молодых девушек, способных к работе в библиотеке. Большинство книг были на русском языке, и я проводил там все свободное время... Я брал у Любы ключи от библиотеки и читал там все ночи напролет. Днем я жил в Эрец-Исраэль, а ночи проводил в мире русской литературы»10. В дальнейшем Бреннер учился в университетах Берлина, Лейпцига и в Колумбийском университете в Нью-Йорке, где получил степень доктора философии. А все начиналось с работы на общественных началах в первой публичной библиотеке Эрец-Исраэль.


Первая женщина-библиотекарь Люба Бренер и директор библиотеки "Шаар Цион" Барух Оз. 1910-е гг.

   Накануне Первой мировой войны в Тель-Авиве было 150 домов и приблизительно 2000 жителей. Гимназия "Герцлия" готовила новую интеллигенцию. В Тель-Авив начали переезжать еврейские организации и учебные заведения. Жительницы Тель-Авива направили петицию в муниципалитет с требованием перевести библиотеку «Шаар Цион» в Тель-Авив. Они писали, что их дети «сбивают ноги, идя в библиотеку». В 1913 г. библиотека переехала в Тель-Авив. Директор библиотеки Барух Оз, несмотря на финансовые трудности, вел широкую просветительскую работу. Ввиду тяжелого материального положения в библиотеку пришли работать добровольцы. Этот период был сложным и в другом отношении: библиотека находилась под подозрением у турецких властей, не без основания полагавших, что «Шаар Цион» для многих из евреев, не имевших гражданства и высылавшихся из страны, служила убежищем.

   Во время перехода власти от турок к англичанам библиотека очень пострадала. В праздник Лаг ба-Омер библиотека была вновь открыта в Тель-Авиве на улице Герцль, в доме Батлон. Директором стал Захария Фишман, а его помощником – Шимон Эрнст, проработавший в библиотеке до 1956 г. Захария Фишман был одним из первых библиотекарей-профессионалов в Эрец-Исраэль: он первый выехал изучать библиотечное дело в Америку.

   В 1921 г. директором библиотеки стал Яков Села (Блувштейн). Он приехал из Рима, где заведовал архивом еврейской общины. Библиотека «Шаар Цион» разрослась и перешла в новое помещение на углу улиц Ахад-ха-Ама и Герцля. В 1922 г. библиотека получила статус городской.

   В период с 1925 по 1929 гг. директором «Шаар Цион» был Авраам Кагане. Он приехал из Киева в 1924 г. Там он заведовал библиотекой Общества распространения знаний. В период его правления в Совет библиотеки «Шаар Цион» входили философ Ахад-ха-Ам, поэт Хаим Нахман Бялик, писатель Иехошуа Хоне Равницкий и первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф. (Кстати, все они были выходцами из России, и каждый из них имел прямое отношение к Одессе).

   В 1925 г. Совет обратился через газеты с воззванием присылать в библиотеку новые и подержанные книги на иврите и на других языках. В обращении говорилось, что библиотека – место духовного отдыха: здесь встречались писатели Эрец-Исраэль, «учитель и инженер, земледелец и адвокат и другие жители Тель-Авива и окрестностей» находили необходимый материал по своей профессии.

   В 1927 г. умер Ахад-ха-Ам. Его библиотека как мемориальная стала частью фонда «Шаар Цион». Любопытно свидетельство старожилов об отношении ишува к Ахад-ха-Аму: в часы его отдыха мэр Тель-Авива запретил движение по улице, где жил философ, дабы не нарушать его покой.

   В 1930 г. Авраам Кагане передал руководство библиотекой Аврааму Цуру, бывшему своему помощнику, а в 1933 г. его сменил репатриировавшийся из Германии профессор Генрих Эликум – известный сионист, бывший секретарь Теодора Герцля, в свое время поддержавший Иосифа Хазановича в сборе книг для национальной библиотеки в Иерусалиме11. В течение 15 лет Эликум оставался бессменным директором библиотеки «Шаар Цион».


Встреча директоров библиотеки «Шаар Цион». 1950-е гг.
Слева направо: Ш. Эрнст, проф. Г. Элиокум, А. Цур, И. Лив

   5 февраля 1934 г. в газете "Ха-Арец" проф. Эликум опубликовал большую статью о «Шаар Цион», где, в частности, писал, что в течение 10 лет фонд библиотеки должен был увеличиться до полумиллиона книг, а потому она нуждается в расширении площади. И тогда Зеев Глускин – один из старожилов города, известный деятель организации «Бней Моше», друг Ахад-ха-Ама – передал под библиотеку свой одноэтажный дом на улице Монтефиоре. В нем надстроили еще два этажа: второй – под каталоги и книгохранилище, а третий – под абонемент и читальный зал. На первом этаже до своей кончины жил сам хозяин дома. В 1936 г., в год своего 50-летия, библиотека приобрела новый дом.

   Расцвет старейшей библиотеки «Шаар Цион» пришелся на вторую половину ХХ века, когда мэром Тель-Авива был Шломо Лахат, а во главе отдела библиотек мэрии были Исраэль Шапиро, уроженец Петах Тиквы, корни которого уходят в Российскую империю, и Иосиф Левин, уроженец Польши, проведший свои детские годы в период Второй мировой войны в российской глубинке.

   Невозможно говорить о библиотеке и не остановиться на ее фонде и современной структуре.


Современное здание Центральной городской библиотеки «Шаар Цион» - "Бейт Ариэла" в Тель-Авиве

   Библиотека формировалась, в основном, из книг, полученных в дар. В ее фонд передавались как отдельные книги, так и целые собрания. Здесь и сегодня имеются книги из библиотеки Ахад-ха-Ама, выделенные в отдельный фонд, Мордехая Намира (мэра Тель-Авива с 1959 по 1969 г.), американского спонсора из Вашингтона Айзика Стоуна (владевшего русским языком и, видимо, имевшего российские корни), книги актеров театра Габима, приехавших в страну в 20-е годы… Таким образом, библиотека с первых дней носила универсальный характер и соответствовала наименованию «публичная». И если в 1891 г. в библиотеке было всего 2000 книг, то в 2000 г. – их насчитывалось уже 500 тысяч! К своему столетию, в 1986 г., библиотека «Шаар Цион – Бейт Ариэлла» пришла в окружении своих отделений, расположенных в различных районах Тель-Авива и Яффы. Таких отделений сейчас насчитывается около 25-ти, и в них тоже имеется около 500 000 томов и свыше 45 тысяч читателей, пользующихся их абонементами. Среди них есть специальные библиотеки и центры для исследовательской работы: это библиотеки внутри Бейт Ариэллы – «Ахад-ха-Ам» и «Рамбам». В первой из них фонд состоит из мемориальной библиотеки самого Ахад-ха-Ама, книг по истории Эрец-Исраэль и о Катастрофе европейского еврейства, фонда старой книги на разных языках, в том числе на русском. Кроме того, там хранятся архивы многих известныхеврейских деятелей. Библиотека «Рамбам», в свою очередь, богата религиозной литературой.

   Сегодня весь фонд библиотеки внесен в компьютер. В библиотеке «Шаар Цион» есть абонементы для детей и взрослых (ими пользуются свыше 20000 человек), читальные залы для школьников, студентов, специалистов и научных работников. Замечательна музыкальная библиотека, где находится богатая фонотека современной музыки. В читальном зале периодики хранятся газеты и журналы за многие десятилетия.

   Большая работа проводится отделом культуры: художественные выставки, вечера, встречи, всевозможные кружки. Часто в вечерах и выставках принимают участие сотрудники посольств и консульств разных стран. Замечательны были, к примеру, экспозиции цикла выставок «Сказки народов мира», в которых главным персонажем был медведь или нечистая сила. Нередко предоставляется сцена и для выступлений артистов – новых репатриантов. Интересны и новые формы обслуживания в библиотеке: здесь можно абонировать на некоторое время не только книги, но и картины, собрание которых находится в отделе искусства.

   Интерес представляют и специальные библиотеки, имеющие свои помещения: «Дом Бялика», где, помимо его произведений, собран личный архив писателя; Центральная музыкальная библиотека, располагающая богатым нотным фондом, а также различными музыкальными инструментами. Имеются также пластинки и записи голосов выдающихся исполнителей. Библиотекой пользуются, помимо музыкантов и композиторов, многие организации.

   Весь комплекс библиотек обслуживается современной компьютерной техникой и Интернетом. Имеются отделы библиографии, приобретения книг, каталогизации и систематизации, отдел технической обработки.

   В ХХI век библиотечная система тель-авивской мэрии вступила под руководством д-ра Оры Нивенцаль, защитившей диссертацию по библиотечному делу в Америке. Многие из нас, профессиональных библиотекарей, приехавших в страну в 70 – 90-е годы, обрели здесь свой дом. Начальство не смущает наш слабый иврит: они видят в нас своих коллег, людей, преданных книге. Таким образом, на протяжении более ста лет в стенах библиотеки звучит русская речь и активно пополняется русскоязычный фонд, так как читателей из бывшего СССР и СНГ становится все больше и больше.

   И в завершение статьи хотелось бы отметить, что даже в те долгие десятилетия, на которые Советский Союз прервал дипломатические отношения с Израилем, книги на русском языке постоянно приобретались для библиотеки через страны Запада. Издания свободного мира и советских издательств мирно соседствовали на полках старейшей тель-авивской библиотеки.


Книги по иудаике из фондов библиотеки «Шаар Цион»


Книги на русском языке из фондов библиотеки «Шаар Цион»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Название «Бейт Ариэлла» библиотека получила в 1977 году при переходе в новое здание на ул. Шауль Ха-Мелех, д. 25. Спонсором постройки здания библиотеки был г-н Б. Гитер. Его постигло большое горе – умерла 14-летняя дочь Ариэлла, и зданию, в котором разместилась библиотека, было дано имя покойной дочери – талантливой и образованной девочки.
2 Цит. по кн.: «Ир вэ сефер» («Город и книга»): Б-ка «Шаар Цион» – Бейт Ариэлла / Сост. О. Ахимеир. Иерусалим, 1987. С. 28 (на иврите).
3 Гольдберг Б.А. Леванда как публицист. Вильна, 1900. С. 121. (Цит. по ст.: Жидовецкий М. Сетмасс – социум советского еврейства // Сб. по еврейской истории и лит-ре. Реховот, 1992. С. 10.)
4 Там же. С.10 – 11.
5 См.: Там же.
6 «Ир вэ сефер»... С. 20.
7 Усышкин М.М. По Палестине. СПб., 1894. С. 67.
8 Бней-Брит – одна из наиболее крупных всемирных еврейских организаций. Содействует развитию культурной жизни еврейских общин, оказывает финансовую поддержку библиотекам, общинным центрам, образовательным программам.
9 См. : ст. «Одесса» // КЕЭ,1996. Стб. 119.
10 «Ир вэ сефер»…С. 33.
11 Подробнее об этом см.: Улановская М. Еврейская национальная библиотека и ее российские корни // Иерусалимский библиофил: Альманах. 1999. Вып. 1. С. 86 – 94.

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги