Леонид Юниверг

ПАМЯТИ БОРИСА КЛЮЕВА


Вл. Кортович. Экслибрис Б. Клюева. 1998 г.
   Ушел из жизни Борис Григорьевич Клюев (1939 – 2001) – известный российский книгособиратель, историк и летописец отечественного библиофильства. Клюев был одним из наиболее активных инициаторов создания в 1990 г. Всероссийской ассоциации библиофилов (ВАБ), в дальнейшем переименованной в Организацию российских библиофилов (ОРБ) и ее многолетним ответственным секретарем.
   По образованию инженер-конструктор, работавший в авиационной промышленности, Клюев с увлечением собирал литературу по космонавтике в СССР, книги с автографами, поэзию в ее лучших образцах, книги о Москве и т.д. Всего в его библиотеке было свыше 4000 книг. По натуре архивист, он собрал огромный фонд материалов, состоявший из газетно-журнальных статей по интересовавшим его темам, фотоархива (свыше 10000 ед. хр.), подборки анкет биобиблиографического характера, предназначавшихся для задуманного им «Словаря московских библиофилов». Добавим, что для библиотеки Клюева сделано 15 экслибрисов.
   Б.Г. Клюев – автор нескольких брошюр и многих статей и заметок на библиофильские темы, опубликованных в московском альманахе «Библиофил», журнале «Библиотека», газете «Книжное обозрение» и др. Его вполне можно назвать летописцем ВАБ – ОРБ, так как большинство его публикаций посвящены делам и людям, связанным с этой библиофильской организацией. Борис Григорьевич был человеком необычайно ответственным, что благотворно отразилось на исполнении им своих добровольных секретарских обязанностей. В связи с этой работой он неоднократно навещал членов ОРБ, несмотря на то, что некоторые из них живут в настоящей российской глубинке, например, в Омске, Красноярске, Сургуте, Сыктывкаре, Ульяновске, Челябинске…
   Думается, что визиты к заграничным членам ОРБ Клюев намечал сделать уже после выхода на пенсию. Кстати, к своему 60-летию, весело отмеченному в кругу библиофилов во время очередной петербургской встречи вабовцев в мае 1999 г., Борис Григорьевич всем им подготовил серьезный библиофильский подарок – «Словарь членов Всероссийской ассоциации библиофилов», культурно изданный в Англии при поддержке знаменитого Уильяма Батлера – друга российских книжников и экслибрисистов, иностранного члена ВАБ – ОРБ.
 

Н. Стрижак. Экслибрис Т. и Б. Клюевых. 1992 г.
Вспоминая о Борисе Клюеве, нельзя не сказать несколько добрых слов о его жене Татьяне. Из всех знакомых библиофилов я мог бы назвать, пожалуй, только еще двоих – покойных Моисея Семеновича Лесмана и Юрия Михайловича Вальтера, – кому так повезло с женами, целиком разделявшими их увлечения и с удовольствием посещавшими всевозможные библиофильские «тусовки».
   К сожалению, в Израиле Клюеву не удалось побывать, хотя в нашей с ним переписке, продолжавшейся многие годы, он выражал такое желание. Отдельно хочется сказать о его интересе к деятельности Иерусалимского клуба библиофилов. Уже в первых своих письмах Борис Григорьевич просил меня присылать ему клубные приглашения-памятки и газетные публикации о деятельности ИКБ. В свою очередь он, в своих обзорах и отчетах о работе ВАБ – ОРБ, старался знакомить российских библиофилов с деятельностью ИКБ. Наиболее полно это было сделано в его малотиражной брошюре «Библиофилы России в преддверии ХХI века» (М.: Музей экслибриса, 2000). Предлагая вниманию читателей хронику библиофильских событий с мая 1999 г. по май 2000 г., Клюев в разделе «Зарубежные новости» ввел рубрику «Израиль». В ней он вкратце рассказал о деятельности ИКБ, приведя перечень прошедших за год заседаний, а затем более подробно остановился на первых изданиях ИКБ: сборнике А.С. Пушкина «Златые дни, златые ночи…» и альманахе «Иерусалимский библиофил». Оба эти издания Клюев приобрел на библиофильском аукционе в Воронеже, где в мае 2000 г. торжественно отмечалось 10-летие ВАБ – ОРБ. К сожалению, мне не удалось приехать на эту встречу, и я, через Бориса Григорьевича, послал в Воронеж приветственное письмо вабовцам и две эти книги на их традиционный аукцион (кстати, этот факт тоже отражен Клюевым в упомянутой выше брошюре).
   В последний раз мы встретились с Борисом Клюевым месяцем позже, во время моего выступления в Московском клубе библиофилов. Он был, как всегда, улыбчив и доброжелателен, интересовался моими житейскими и книжными делами, уверял, что у него все в порядке и что он полон новых интересных планов. Трудно было предположить, что ему оставалось жить меньше года…

предыдущая глава
оглавление книги