Менахем Фельдман

ЕВРЕЙСКИЕ КНИЖНЫЕ СОБРАНИЯ*

     * Автор рассматривает данную статью как вступление в обширную тему, предполагая продолжить исторический обзор еврейских книжных собраний в последующих выпусках альманаха.


Страница рукописного галахического кодекса Маймонида "Яд ха-хазака". Германия, 1295 - 96. Экз. из Б-ки Венгерской Академии наук (Будапешт)
   Книжные собрания известны с давних времен. Еще древние египтяне устраивали собрания папирусных свитков, написанных иероглифическим письмом, некоторые из которых сохранились до наших дней, восходя, по мнению исследователей, к ХХ веку до н. э.

   Известна и большая библиотека в Александрии Египетской, основанная царями из дома Птолемеев, большими почитателями мудрости и знания. В это собрание был отдан на хранение и перевод Пятикнижия на греческий, выполненный по приказанию Птолемея семьюдесятью толковниками из дома Израиля.

   Путешественник Биньямин из Туделы (ХIII в.) рассказывает, что на берегу Евфрата, неподалеку от гробницы пророка Иезекиила, стояло большое здание, полное книг времен первого и второго Храма, и всякий еврей, не имевший сына, передавал туда книгу во имя Всевышнего.

   Обычай выдавать людям книги для прочтения и собирать их с этой целью известен у евреев с давних времен. Обычай этот считался большой заповедью, о чем свидетельствуют высказывания мудрецов (Талмуд, трактат «Кетуббот», л. 50) о стихе «Изобилие и богатство в доме его, и (воздаяние за) справедливость его пребывает вовеки» (Псалом 112:3). Считается, что это сказано о переписывающем книги и ссужающем их другим.
 

Титульный лист книги Давида Кимхи "Сефер Михлол" (Венеция, 1545).
Экз. из б-ки М. Фельдмана (Иерусалим)
   В древнееврейском языке библиотека называлась оцер сфарим (собранием книг), так же называлось и помещение для библиотеки, поскольку оно предназначалось для собирания изданных книг и различных манускриптов, «предоставления им пристанища» для чтения и сохранения их для потомства; библиотекой также называлась и небольшая подборка книг. Другое название, тоже применявшееся для библиотеки, – бейт экед сфарим (собор книг).

   Всякий богатый знаток Торы собирал в своем доме довольно много книг и снабжал ими нуждавшихся в них или бедных людей, изучавших Тору. Кроме того, в каждом бейт-мидраше было собрание книг для нужд учителей и учеников. В Вавилоне был обычай прошивать и переплетать каждую книгу и каждый трактат Талмуда отдельно, чтобы можно было чаще выдавать их на руки (хотя, с другой стороны, в некоторых бейт-мидрашах существовал обычай переплетать все шесть трактатов Мишны вместе, дабы облегчить учащимся параллельное рассмотрение обсуждений одной и той же темы в разных местах) (см. «Сефер хасидим», изд-во Грингут, № 868). Рабби Йехуда хе-Хасид приводит рассказ об одном благочестивом человеке, у которого было много книг, но все они были распроданы после его смерти наследниками, в чем видели наказание свыше, ибо при жизни этот человек не давал своих книг никому (там же, № 869); другой человек написал в своем завещании, чтобы «дети его не останавливались перед выдачей книг людям, даже если эти люди с ними в ссоре; если же они опасаются, что книги не будут возвращены, пусть берут залог, и прежде ссужают книги бедным, лишь затем богатым» (там же, № 871).
 

Титульный лист книги "Хасдей Ха-Шем" (Краков 1589). Экз. из Евр нац. б-ки (Иерусалим)
   Существует мнение, что город Кирьят-Сефер (дословно – «город книг») (Иехошуа бен Нун, 15:15) назывался так, потому что в нем находилась крупная библиотека. Рабби Йонатан бен Узиэль также переводит это название как «Кирьят-Архи», то есть «город архива», по смыслу – «город книг». В Талмуде (трактат «Темура», л. 16а) рассказывается, что Отниэль бен Кеназ, завоевав и захватив Кирьят-Сефер, вернул из небытия заповеди, позабытые во время траура по Моисею, и в этом, возможно, послужили ему подспорьем книги, обнаруженные им в захваченном Кирьят-Сефере.

   Вожди Израиля на протяжении многих поколений поощряли и стимулировали приобретение и собирание книг, поскольку видели в этом, каждый в свое время и со своих позиций, средство развития мудрости и знания. Было у них правило, по которому всякое место, в котором имеется большое по количеству и качеству собрание книг, являет собой ступень к познанию мира. В книге Мивхар пниним («Собрание жемчугов») говорится, что если нужно проверить и оценить степень и меру мудрости человека, следует проверить собрание его книг по их количеству и качеству.

   Рабби Элиэзер Папу пишет в своей книге Пеле йоэц («Чудо советующего»): «Приобретение книг есть великое правило в Торе, в отношении изучения Торы уже было сказано: как не может быть ремесленника без инструментов, так мудрец невозможен без книг... И всякий человек должен покупать книги с комментариями Торы, и книги по этике, и книги, объясняющие законы, на святом языке, а также и на других языках... И да не воспрепятствует его скупость приобретению многих книг и да исполнит он речение "покупай, но не продавай", ибо даже если у него много книг, прочесть которые он не умеет, или есть несколько экземпляров одной и той же книги, продать их он может только ради покупки других книг. И должен человек относиться с почтением к своим книгам, протирать их время от времени от пыли и с великим уважением обращаться с ними» (с. 236).

   Рабби Ицхак Припот Дуран ха-Леви (XIV-XV вв.) советует читать книги, написанные квалифицированными сойферами на тщательно выделанном пергаменте (книгопечатание еще не было изобретено в его время) и красиво переплетенные, место же чтения должно быть в освещенном, чистом и красивом помещении, ибо все это «добавит любви и стремления к чтению, а также поспособствует лучшему запоминанию, расширит и укрепит дух» *.

    * Ми осэ эфод (О наперснике первосвященника). Вена, 1865. С. 19.

   Из-за гонений и скитаний, выпавших на долю народа Израиля, от древних еврейских книжных собраний мало что осталось. Однако в последние столетия снова создаются серьезные книгохранилища, по большей части при раввинских училищах, как, например: раввинская семинария «Ландес рабинер шуле» в Будапеште, еврейский колледж в Лондоне, раввинская семинария в Бреслау, библиотека им. Монтациуса при бейт-мидраше «Эц-Хаим» в Амстердаме, раввинская семинария в Берлине, раввинская семинария им. Шехтера в Нью-Йорке, Ивритский колледж в Цинциннати, раввинское училище в Варшаве и т.д.
 

Здание Библиотеки Страшуна в Вильне.
Фото М. Воробейчика. 1929 г.
   С другой стороны, и в важнейших национальных библиотеках разных стран возникли собрания еврейских книг, подразделяющиеся на две части: 1. книги на иврите – гебраика; 2. книги на других языках – иудаика. Например, в Британской библиотеке в Лондоне, Бодлеанской библиотеке в Оксфорде, Национальной библиотеке в Париже, библиотеке в Лейдене, Публичной библиотеке (ныне – Российская национальная библиотека) в Санкт-Петербурге, библиотеке Ватикана, Городской библиотеке в Нью-Йорке и т.п.

   Эти библиотеки за большую честь считали для себя преумножать и увеличивать свои еврейские отделы, главным же почитали стремиться к расширению собрания рукописей, ибо значимость библиотеки измеряется именно этим. Каждое серьезное собрание книг насчитывает немало еврейских рукописей, весьма редких из-за скитальческой жизни народа. Таким образом, сохранилось много ценных и редких манускриптов.

   Известно, что папа Николай V, большие усилия приложивший к созданию книжного собрания в Ватикане, в 1453 г. отправил посланников на Восток на поиски рукописи Матвея Английского, написанной в оригинале на иврите, ибо, по слухам, рукопись эта хранилась в одном из книжных собраний византийских царей. Историки говорят, что по возвращении посланники подтвердили, что рукопись эта действительно хранится в библиотеке султана Мехмеда II, но достать ее они не смогли.

   Из наиболее известных частных еврейских книжных собраний упомянем библиотеку рабби Шмуэля ха-Нагида (993 – 1055), которую он и его сын рабби Йосеф (1035 – 1066) собрали в Кордове. Но когда рабби Йосеф был убит восставшими против его власти мусульманами, разграблению подверглась и его библиотека: книги ее были разрознены и рассеялись по всему миру.

   Известно также книжное собрание, бывшее у рабби Ицхака ибн-Албильи в Севилье. Оно включало и книги из библиотеки рабби Шмуэля ха-Нагида и его сына рабби Йосефа, выкупленные после ее разграбления.

   Известны также важные и ценные библиотеки семейства ибн-Ихъя, собиравшиеся представителями этого рода повсюду, где они жили – в Испании, Португалии и на Балканах.

   В начале XVIII века получило известность книжное собрание первого раввина Праги Давида Оппенхеймера, унаследовавшего его от своего дяди Шмуэля Оппенхеймера (1630 – 1703), бывшего поставщиком армии при императорском дворе в Вене. Многие ценнейшие старинные манускрипты были переданы в дар последнему принцем Евгением Савойским, который захватил их во время своих войн с Турцией. Собрание это было приумножено Давидом Оппенхеймером, превратившись в наиболее значительное частное книжное собрание в мире. По переезде в Прагу он не смог получить соизволения властей на перевоз библиотеки, так что она оставалась в Германии у его родственников, а по его смерти, после многочисленных проволочек и пертурбаций, была продана Бодлеанской библиотеке в Оксфорде.

   Также были известны книжное собрание мудрейшего рабби Хаима Михеля из Гамбурга, библиотека барона Гинзбурга в Париже, ценнейшая библиотека рабби Матитьяху Страшуна в Вильне и др.
 


В читальном зале Библиотеки Страшуна в Вильне.
Фото М. Воробейчика. 1929 г.

   Название «Народ Книги» (то есть – Народ Торы) отражает стремление еврейского народа к учению и мудрости. В учении евреи обретали жизненную силу, и так сбылось предвидение в стихе: «Если бы не Тора Твоя – отрада моя – пропал бы я в бедствии моем» (Псалом 119:92).

   Безусловно, собрания рукописей многих народов мира намного превосходят по количеству коллекции еврейских рукописей, как находящихся в еврейском владении, так и тех, что оказались в нееврейских собраниях. Причина этого в том, как уже было указано, что множество книг было сожжено и уничтожено гонителями еврейской веры.

   Для важнейших общественных и частных книжных собраний издавались подробные каталоги по разделам, составлявшиеся известными учеными и библиографами, первое место среди которых занимает гебраист, один из основоположников библиографии еврейских книг Моше Штейншнейдер (1816 – 1907). Главным его трудом считается книга «Еврейские переводы в средневековье и евреи-переводчики», увидевшая свет в Германии в конце XIX века.


В читальном зале библиотеки еврейской общины в Берлине.
Фото А. Писарека, ок. 1935 г.

   Каталогизация и деление книг на разделы претерпевали изменения от поколения к поколению. Первый еврейский библиограф Шабтай Бас (1641-1718), составивший библиографию книг на иврите, в своей книге Сифтей ешеним (Уста усопших. Амстердам, 1680) выделил два главных раздела – письменная и устная Тора, каждый из которых в свою очередь был поделен на десять подгрупп.

   Известный библиограф Авраам Залман Фрейдос, бывший хранителем еврейского отдела библиотеки Нью-Йорка, опубликовал в 1901 г. подробную библиографию еврейских книг, в которой указатель имен приводится в алфавитном порядке по латинскому алфавиту, в этой библиографии было выделено 500 подгрупп.

   После него следует упомянуть крупного израильского ученого Гершома Шолема (1897 – 1982) – основателя современной науки о каббале и еврейской мистике, издавшего серьезный библиографический труд, охватывающий все разделы иудаизма. Его последователи лишь расширяли и дополняли эту библиографию, отражая появление новых разделов и понятий.

   Наконец, нельзя не сказать о компьютеризированной библиографии иерусалимца Йешаягу Винограда, несколько лет назад составившего и издавшего наиболее полный «Тезаурус еврейской книги», содержащий перечень около 32000 еврейских изданий, выпущенных с начала книгопечатания до 1863 года*.

     * Подробнее об этом см.: Иерусалимский библиофил... Вып. 1 С. 73-74.

   И последнее: в Иерусалиме с 1975 г. существует Институт изучения иудаизма (возглавляемый автором этих строк), одной из главных целей которого является помощь отделам иудаики различных библиотек, а также частным собирателям, в приобретении, атрибуции и каталогизации книг и рукописей, необходимых для изучения и исследования иудаизма.