К 80-летию со дня рождения

Марк Рац

ВЛАДИМИР МАЗЕЛЬ

   Жителю дружественного Тель-Авива и одному из старейших ленинградских библиофилов Владимиру Ханановичу Мазелю исполнилось восемьдесят лет. Володя был и остается Библиофилом (не о каждом напишется так: с большой буквы), т.е. человеком, не только любящим книгу, но и пользующимся взаимностью: его библиотеке можно было позавидовать. Он собрал замечательные коллекции: изданий «Academia», русских иллюстрированных изданий начала ХХ века, книг Пушкина и о Пушкине, а его собрание книг о Петербурге-Петрограде-Ленинграде было признано уникальным и не имевшим себе равных на нашем веку. Как бы между прочим собрал почти все книги Э.Ф. Голлербаха, а также с его участием, о многих из которых я и не слыхивал (библиография Н. Часова появилась много позже). Несколько сотен листов автолитографий А.Л. Каплана едва ли не терялись среди всего этого богатства. И все это независимо от того таинственного мира на стыке музыки и медицины, которому он посвятил свою профессиональную деятельность.
   Володя жил недалеко от Московского вокзала, и то ли этим обстоятельством, то ли расположением звезд определялась его дружба не только с местными, но и с московскими книжниками, нередко промышлявшими у ленинградских букинистов. Так и я попал в этот гостеприимный дом, не помню уж когда, лет тридцать назад. О чем рассказывать? О редкостях, переполнявших книжные полки, о старинных гравюрах с видами Петербурга на стенах, о бутылочке армянского коньяка – непременной участнице наших встреч перед отправлением «Красной стрелы», а может быть, о связках моих книг, копившихся по нескольку дней до того в углах Володиной квартиры?
   Наш юбиляр отнюдь не был (да и вряд ли когда станет) анахоретом. Частым гостем бывал Володя на заседаниях библиофильских клубов, выступал там с докладами, а вместе с Я.С. Сидориным стал одним из основателей клуба «Бироновы конюшни». Памятны мне и его блещущие юмором стихотворные экспромты, посвященные различным событиям библиофильской жизни. (В отличие от иных авторов он не стремится их печатать.) А однажды, собираясь возвращаться в Москву, по дороге к вокзалу я угодил на шумное празднование его дня рождения: это была какая-то круглая дата, скорее всего шестидесятилетие.
   И вот теперь восемьдесят. Как далеко мы от Московского вокзала! Но, кажется, ничего не изменилось: оказывается, сила человеческой личности, а не внешние обстоятельства определяет образ и стиль нашей жизни. Профессиональные успехи Володи поразительны: только что вышла в Израиле его книжка «Музыкант и его руки», и вот она уже третьим изданием выходит в Петербурге. Он по-прежнему завсегдатай концертов и активный участник библиофильской жизни. С наслаждением слушал я его хорошо иллюстрированный рассказ о музыке в литографиях Каплана.
   Будь здоров, дорогой Владимир Хананович! Счастья тебе и твоей семье! Я уверен, что за твое здоровье и успехи 14 октября поднимутся бокалы не только в Тель-Авиве и Иерусалиме, но и в Петербурге, Москве и даже в Америке.

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги