Велимир Петрицкий

ОНА ПОМОГЛА «ВЗЛЕТЕТЬ ПЕЛИКАНУ»
Альберт Швейцер и Анна Вильдикан

   Мировое сообщество в 2000 году отметило 125-летие со дня рождения Альберта Швейцера (1875 – 1965). Его бескорыстное, подвижническое служение людям, бескомпромиссная борьба против угрозы ядерной войны; сама его жизнь, удивительно цельная, исполненная высочайшего достоинства, в которой слово никогда не расходилось с делом, – все это стало героической легендой нашего времени. О Швейцере написаны и пишутся сотни книг, тысячи статей. Казалось бы, не осталось уже ничего неизвестного ни о нем самом, ни об его друзьях и соратниках. Но меняется время, меняются оценки – на первый план выходят люди, о которых до поры до времени по разным причинам не писалось или сообщались лишь скупые, часто противоречивые сведения. Открываются архивы, и среди забытых бумаг удается отыскать звенья вчера еще невосполнимой цепи событий...

   В 1977 году, редактируя первое на русском языке издание «Писем из Ламбарене» А. Швейцера, отмечаю для себя имя доктора Анны Вильдикан... из Риги. Читаю и перечитываю перевод швейцеровской рукописи, советуюсь с коллегой – блестящим переводчиком, покойным ныне писателем Алексеем Шадриным, заражаю его своим интересом. Вместе зарываемся с головой в европейские справочники, пытаемся отыскать хотя бы несколько строк, посвященных Анне Вильдикан. Нам очень хотелось в примечаниях к первому изданию дать краткую справку о докторе из Риги. К сожалению, тогда этого сделать не удалось – поиски оказались безрезультатными...

   И вот, десять лет спустя, готовлю второе, намного расширенное издание той же книги и с радостью обнаруживаю – в новых главах вырисовывается достаточно четкая канва появления и работы Анны Вильдикан в больнице Альберта Швейцера в Ламбарене. Прежде чем изложить ее, несколько слов следует сказать о самой книге.

   В течение более чем полувека неустанного труда в африканской больнице Швейцер регулярно писал и отсылал друзьям в Европу отчеты о жизни больницы – об успехах и неудачах в исцелении африканцев, о трудностях, подчас непреодолимыми; о событиях, связанных с приездом новых врачей и сестер милосердия... Отчеты публиковались в Германии крошечными тиражами под названием «Сообщения из Ламбарене».

   Когда в годы первой мировой войны Швейцер как немецкий подданный был интернирован французскими военными властями и отправлен во Францию, он мысленно прощался со своим детищем – созданной им на экваторе больницей. Но неукротимая воля к действию оказалась сильнее чинимых властями препятствий. В 1920 году, во время поездки в Швецию с лекциями и органными концертами, Швейцер работал над книгой «Между водой и девственным лесом». В 1921 году книга была выпущена издательством «Хаупт» в Швейцарии и вскоре переведена на множество языков. Гонорар за многочисленные издания пошел на восстановление больницы.

   Позднее, уже в 40 – 50-х годах, Швейцер выпустил «Африканский дневник», написал несколько очерков о больнице и своих соратниках: первом фельдшере-африканце Жозефе Асовани и учителе-африканце Ойембо. Все эти произведения, расположенные в хронологической последовательности, и составили солидный том «Писем из Ламбарене», выпущенный в России двумя изданиями в прославленной серии «Литературные памятники»1. Во второе издание был включен материал нескольких очень редких выпусков «Сообщений из Ламбарене», относящихся к концу 30-х годов и разысканных немецким исследователем-швейцероведом Герхардом Фишером. Именно в новых дополнениях и отыскался след Анны Вильдикан.
 

А. Вальдикан с сестрой под Ригой. 1930-е гг.
Публикуется впервые
   Сегодня можно пока только гадать, почему молодая женщина-врач из Риги, которой в 1934 году исполнилось тридцать три года, обратилась к Альберту Швейцеру, в далекую Африку, с предложением своих услуг. Но нет сомнений в том, что такое обращение имело место, – Швейцер заранее знал о приезде нового врача и ждал ее. В «Письмах из Ламбарене» в сообщении от 5 мая 1935 года есть такие строки: замену отъезжающие в отпуск медики «...обретут в лице фрейлейн Элизы Фарни и фрейлейн Фриды Лиехти, которые прибудут сюда (в Ламбарене – В. П.) в середине мая вместе с доктором Вильдикан»2. Это первое упоминание о новом сотруднике в записях Швейцера и – характерно – без указания имени. Но в сообщении от 11 августа 1935 г. первые скупые сведения конкретизируются: «18 мая сюда прибыли доктор Анна Вильдикан из Латвии и две сестры милосердия из Швейцарии...» (с. 282).
 

Анна Вальдикан (в центре) с матерью и сестрой.
Рига, конец 30-х гг. Публикуется впервые
   Май 1935 г. – начало работы Анны Вильдикан в африканской больнице в Ламбарене. Новая сотрудница быстро вошла в курс дела, приобрела авторитет и уважение не только коллег, но и такого строгого наставника, каким был Альберт Швейцер. Находясь осенью 1936 г. в отпуске во Франции, он сообщал друзьям: «С невероятной самоотдачей трудятся в доме для чернокожих рожениц доктор Вильдикан и сиделка Эмми Ретлисбергер. В каждом из их писем можно прочитать, какое удовлетворение они находят в этой работе <...> Доктор Вильдикан поведала мне о таких случаях: иногда выясняется, что доставленные к нам в больницу чернокожие роженицы перед этим лечились какими-то туземными средствами и чуть не погибли от этого» (с. 300).

   Климатические условия на экваторе гибельны для европейцев. Лишь немногие из сотрудников Швейцера выдерживали два-три года, а затем уезжали в длительный отпуск или уже не возвращались совсем. Анна Вильдикан проработала в африканской больнице более двух лет. В записях Швейцера от 26 сентября 1937 года читаем: «...в сентябре отплыла в Европу доктор Анна Вильдикан из Риги» (с. 313). Анна Вильдикан не задержалась в Европе: как бы предчувствуя надвигающуюся мировую войну, она стремилась домой, в Латвию. Свидетельств о ее пребывании на родине нет, но можно представить, с каким интересом встретили путешественницу родные и друзья. К этому времени труды Альберта Швейцера были хорошо известны в Европе – имя доктора из джунглей связывалось с именами его друзей: Ромена Роллана, Стефана Цвейга, Альберта Эйнштейна. Естественно, что сотрудничество со знаменитым ученым и философом-гуманистом не могло не привлечь внимания.
 

Больница в Ламбарене. Фото Анны Вальдикан. Публикуется впервые
   Всего лишь два года прожила Анна Вильдикан дома. Сразу же после начала второй мировой войны, в сентябре 1939 г., она засобиралась в новое путешествие в Африку. В «Африканском дневнике 1939 – 1945 годов» Швейцер посвящает доктору из Риги пространную запись: «11 января 1940 года сюда (в Ламбарене – В. П.) вновь приезжает доктор Анна Вильдикан, которая работала здесь с 1935 по 1937 год. Ей удалось совершить то, что казалось невероятным, – во время войны пробраться из родного города Риги в Бордо и оттуда приплыть морем в Экваториальную Африку» (с. 320). Не только получение виз, неизбежные при следовании кружным путем дорожные невзгоды и тяготы подстерегали молодую женщину – дорога в Африку в военную пору таила смертельную опасность. В том же дневнике Швейцер отметил, что вскоре после прибытия в Ламбарене Анны Вильдикан пароход «Бразза», на котором она плыла из Бордо, наскочил на мину близ мыса Финистер3 и так быстро затонул, «что лишь немногим пассажирам удалось спастись» (с. 320 – 321).

   Годы Второй мировой войны Анна Вильдикан проработала в дружном интернациональном коллективе африканской больницы в Ламбарене. Она одинаково хорошо справлялась с любой порученной ей работой, проявила себя врачом широкого профиля – акушером, педиатром, травматологом, терапевтом. Ее выносливость и энергия удивляли окружающих. В «Африканском дневнике» Швейцер записал: «Лечением большого числа больных, страдающих от кишечных паразитов, занимается главным образом доктор Анна Вильдикан» (с. 326). А когда уехал в отпуск главный врач больницы – венгерский доктор Ладислас Гольдшмидт – «<...> доктор Анна Вильдикан <...> отвечала за всю больницу и положила на это много сил...» (с. 330). К 1944 г. Анна настолько устала, что, получив отпуск, поехала передохнуть несколько месяцев на африканском побережье Атлантического океана. Окончилась война. Врачам не терпелось повидаться с родными и друзьями. Многие из них уезжали в длительные отпуска. Некоторые – навсегда. С грустью Швейцер отмечает: «Начиная писать о послевоенных годах, я должен вспомнить и поблагодарить всех тех, кто в это время работал в больнице... Доктор Анна Вильдикан из Риги, которая работала в больнице еще до войны, проведя с нами всю войну, уехала от нас. И к ней сохраняю я чувство благодарности и дружбы» (с. 332 – 333).

   Стать одним из героев широко известной книги Альберта Швейцера 4 – почетно и ответственно. Факт этот уже должен был бы привлечь внимание к незаурядной личности Анны Вильдикан. Но что мы знаем о ней, кроме добрых и теплых слов благодарности Швейцера? На этих словах ученого след ее жизни снова оборвался...

   Но справедливо молвлено: неустанно ищущий да обрящет. Весной 1988 года я получил из Франции приглашение посетить Дом-музей оформлением поездки, и я наконец-то стою на пороге дома, о котором столько слышал и читал, что, кажется, знаю его до последнего гвоздя... Ан нет! На каждом шагу встречается новое, неожиданное, неизведанное... А когда я попал в архив, мне открылись драгоценные россыпи сокровищ – письма прославленных ученых, философов, писателей, музыкантов, общественных деятелей... Писем Вильдикан к Швейцеру я в архиве не обнаружил, но отыскалось почти два десятка копий писем Альберта Швейцера к Анне Вильдикан, датированных самым интересным для меня периодом – 1948 – 1954 годами. Ознакомление с ними позволило проследить основные вехи послевоенного жизненного пути доктора из Риги. Покинув Ламбарене, Анна не захотела возвращаться в Латвию и жить в условиях жесточайшего тоталитарного режима – она осталась в Швейцарии и получила работу в ортопедической клинике. Сначала Вильдикан жила в Цюрихе на Фридрих-штрассе, дом 326, а затем – в Базеле.

   В Швейцарии Анна Вильдикан занималась не только врачебной практикой, но и готовила докторскую диссертацию. В это время в издательстве «Хаупт» – том самом издательстве, в котором почти три десятилетия назад вышла книга Швейцера «Между водой и девственным лесом», – затевалось издание его новой книги «Пеликан рассказывает о своей жизни». Сообщение между издательством в Цюрихе и больничным поселком в джунглях Африки в послевоенные годы было чрезвычайно затруднено, и Швейцер обратился к Анне Вильдикан с просьбой стать его посредницей в делах с издательством, тем более что ей принадлежал весь иллюстративный ряд книги: она сопроводила текст изумительными по силе выразительности 48-ю фотографиями. Оказалось, что она была не только талантливым врачом, но и не менее талантливым фотографом-художником. Снимки африканской природы и пеликана поражают экспрессией, почти живописной изобразительностью. Многие из них, на которых изображен герой книги – прирученный пеликан – проникнуты чувством своеобразного юмора.

   В письме от 28 апреля 1948 г. Швейцер, отдавая должное неиссякаемой энергии своей бывшей сотрудницы, предлагает ей «...взять дело в свои руки»5. В письме от 28 мая 1949 г. Швейцер интересуется, как движутся дела с изданием его книжки о пеликане в серии «Открытое окно», и неожиданно завершает письмо так: «Много счастья Вам в Палестине. Я в Гюнсбахе до 15 июня. Сердечно Ваш, старый Альберт Швейцер».

   Очевидно, в одном из писем к Швейцеру Анна известила его о своем плане перебраться в Иерусалим. Именно в это время потянулись на Землю обетованную те, кто готов был пожертвовать жизнью ради будущего свободного и процветающего государства Израиль. Действительно, с 1950 г. Вильдикан живет в Иерусалиме по адресу: Альхаризи, дом 24. Видимо, в том же году или в начале 1951 года, она защитила докторскую диссертацию по медицине, так как письмо Швейцера к Анне от 4 апреля 1951 г. адресовано уже так: «Доктору медицины мадам Анне Вильдикан».

   В письме от 23 октября 1950 года Швейцер, узнав от издательства о вкладе Анны Вильдикан в подготовку и выпуск книги, шутливо выражал надежду на то, что под заботливым руководством Анны пеликан сумеет взлететь, а в уже упоминавшемся письме от 4 апреля 1951 г. Швейцер сообщает Анне, что получил книжку о пеликане и «... нашел ее очень хорошо изданной».
 

Сурперобложка книги А. Швейцера и А. Вильдикан «Пеликан рассказывает о своей жизни» (Осло 1954)
   Вскоре после выхода первого издания права на книгу «Пеликан рассказывает о своей жизни» были приобретены гамбургским издательством «Ричард Мейнер Верлаг», после чего она выходила несколькими изданиями в ряде стран и всякий раз с фотоиллюстрациями Анны Вильдикан.

   Оставалось немногое – установить даты жизни доктора из Риги. Но это немногое никак не поддавалось решению. Помогла старейшая сотрудница Дома-музея, также в свое время соратница Альберта Швейцера, Тони ван Леер. Как-то в беседе о тех, кто в разное время работал в африканской больнице, Тони вспомнила, что велась своего рода книга учета сотрудников, в которой отмечались их краткие биографические данные...

   До сих пор помню, с каким трепетом я перелистывал выцветшие страницы – мелькали имена хорошо известных по «Письмам из Ламбарене» людей... Одни стали крупными специалистами. Другие, как Виктор Нессман, погибли в фашистских застенках... Вот и имя Анны Вильдикан. Родилась 28 августа (вероятно, старого стиля) 1901 года в Латгалии. Медицинское образование получила в Риге. Автор воспоминаний об африканской больнице, опубликованных в 40 – 60-х годах в швейцарских и израильских журналах. Скончалась в 1987 году... Долгая, насыщенная событиями и незабываемыми встречами, жизнь выпала на долю Анны Вильдикан. Имя и труды ее навсегда вписаны в историю европейской культуры рядом с именем Альберта Швейцера, великого гуманиста XX столетия. Но до обидного мало знаем мы о той, что помогла «взлететь пеликану». Еще не прочитаны страницы ее детства, юности, студенческих лет, первых шагов на врачебном поприще в Латвии начала 30-х годов. Немного – увы! – знаем мы и о последних почти четырех десятилетиях ее жизни и работы в Израиле...

   Когда я долго и трудно собирал материал для этой статьи и писал ее, в глубине души таилась надежда, – может быть, и в Израиле, и в Латвии живы еще люди, помнящие Анну Вильдикан: ее родные и друзья, друзья друзей; может быть откликнутся они, прочитав эти строки, и мы, сообща, дорисуем близкий нашим сердцам портрет врача-подвижника, чьи натруженные руки приносили облегчение и исцеление страждущим в далекой Африке.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Альберт Швейцер. Письма из Ламбарене / Изд. подготовили Д.А. Ольдерогге, В.А.Петрицкий, А.М. Шадрин; пер. и примеч. А.М. Шадрина; статьи Д.А. Ольдерогге и В.А. Петрицкого. – Л.: Наука, 1978. – 390 с.: ил., портр.; То же. – 2-е изд., доп. и испр. – Л.: Наука, 1989. – 473 с.: ил., портр.
2 Швейцер Альберт. Письма из Ламбарене. – Л.: Наука, 1989. – С. 281. Далее ссылки даются по этому изданию.
3 Финистер (от лат. finis terrae – конец земли) – самая западная точка Пиренейского полуострова.
4Книга «Письма из Ламбарене» переведена на большинство языков мира. Два издания на рус. яз. вышли общим тиражом в сто тысяч экземпляров.
5 См.: Архив Альберта Швейцера в Гюнсбахе (Франция). Все письма Швейцера к Анне Вильдикан помечены шифром «ED – 1948-54». Отрывки из писем в переводе автора статьи публикуются впервые.

От составителя


Фрагмент титульного листа книги с автографом А. Швейцера из библиотеки А. Вильдикан
   Откликаясь на призыв автора “дорисовать” портрет Анны Вильдикан, я предпринял ряд шагов в поисках материалов, с ней связанных, а также попытался разыскать людей, ее знавших, и дом в Иерусалиме, где она жила.
   Благодаря людям, взявшимся мне помочь в этом*, удалось выяснить, что А. Вильдикан родилась 22 авг. 1901 г. в прибалтийском поселке Дуббельн (ныне – Дубулты, Латвия). Ее отец, Исаак Вильдикан, был учителем и литератором, а мать, Ревекка, – медсестрой. Анна училась сначала в Ломоносовской русской гимназии и Лютеранской немецкой школе в Риге, затем проучилась там год на медицинских курсах, а в 1922 г. уехала в Германию, где поступила на медицинский факультет Иенского университета, который закончила в 1930 г.

     * Приношу свою искреннюю благодарность за содействие в поисках Э. Валкштейн, М. Вестерману, Ц. Райнес, И. Рубиной и Э. Сливкиной

   Думается, что на решение А. Вильдикан о репатриации в Израиль повлияла ее младшая сестра, работавшая в те годы учителем в тель-авивской гимназии “Герцлия”. Анна Вильдикан нашла работу в области педиатрии в Иерусалиме и поселилась в Рехавии – одном из самых благоустроенных районов города. Сначала она жила на ул. Альхаризи, д. 24, но вскоре переселилась на ул. Бартенула, д. 2, где прожила около 30 лет. Люди, знавшие в те годы А. Вильдикан, рассказывают, что она была очень хорошим детским ортопедом, и ее нередко приглашали частным образом для консультации и лечения детей. А соседи по дому вспоминают, что “г-жа доктор” свободно владела немецким, английским и французским языками, любила музыку и, живя в двухкомнатной квартире на последнем этаже, разводила цветы на крыше. Года за два до смерти, когда Анне Вильдикан стало трудно жить одной, она согласилась переехать в бейт-авот (дом престарелых). Причем ее сестра и племянники настояли, чтобы она переехала поближе к ним, в район Тель-Авива. Предполагается, что последние годы жизни она провела в г. Рамат-Гане – одном из спутников Тель-Авива.

Экслибрис А. Вильдикан
   Мне удалось найти в Отделе рукописей Национальной и университетской библиотеки в Иерусалиме норвежское переиздание книги “Пеликан рассказывает о свой жизни” (Осло, 1954) из личной библиотеки А. Вильдикан, о чем свидетельствуют ее экслибрис на форзаце, автограф А. Швейцера на титуле книги, а также документ, датированный 1991 годом, о передаче книги в дар Национальной библиотеке от родственников из Хайфы (к сожалению, их адрес не указан). Видимо, у них и следует искать подробности о жизни Анны Вильдикан – врача-подвижника, ставшего другом и соавтором Альберта Швейцера.
   Остается добавить, что ряд фотографий, помещенных в этой статье, чудом сохранились у Оры Бен-Шалом – одной из ее соседок по дому в Рехавии. Она подобрала их после переезда Анны Вильдикан в дом престарелых и бережно сохраняет в надежде вернуть снимки ее родственникам.

Л. Юниверг

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги