АННОТАЦИИ

Хайфский библиофил: Альманах. Вып. 1. «Наш венок Пушкину» / Сост. Б. Зильберштейн, под ред. Ф. Фербер и С. Школьниковой. – Хайфа: Тип. “Gutenberg”, 2001. – 208 с.: ил. – [Тир. 500 экз.]

   Клуб любителей книги Хайфы, существующий с 1993 года, впервые серьезно заявил о себе как издающая организация выходом в свет альманаха, названного «Хайфский библиофил».
   Альманах предоставляет свои страницы прозаикам и поэтам, литера-туроведам и просто книголюбам, взявшимся за перо.
   Первый выпуск альманаха, посвященный 200-летнему юбилею А.С. Пушкина, почти целиком состоит из докладов и сообщений, сделанных на заседаниях клуба. Альманах в меру иллюстрирован, причем читателю предоставляется возможность угадать авторство графических иллюстраций: в среде российских читателей стиль этих художников достаточно известен.
   На обложке и титульном листе альманаха – заголовок «Наш венок Пушкину». Как отметил во введении основатель клуба и составитель альманаха Борис Зильберштейн, «не в первый раз книга с таким названием посвящается памяти Пушкина», но «каждое новое поколение находит свои слова о гениальном русском поэте, отдавая ему должное, дань любви к нему». Альманах «продолжает тему, которая по существу неисчерпаема: Пушкин и мы».
   Открывается альманах статьей Юрия Елина «Пушкин-книголюб» – эта тема продиктована названием клуба. Последующие материалы – по жанру самые разнообразные – говорят о высоком творческом потенциале авторов альманаха, членов Хайфского клуба любителей книги. К примеру, историк книги проф. Арон Черняк представил для сборника несколько своих работ: «Из издательской истории трагедии “Борис Годунов”», «Александр Пушкин и Иосиф Бродский» и «Журнал Александра Пушкина “Современник”». Филолог Геннадий Полубанов опубликовал популярные очерки «Куда скачет Медный Всадник?» и «Проблема автора в романе А. С. Пушкина “Евгений Онегин”». Прозаик Генрих Горчаков подарил альманаху свои «Два слова о Пушкине», призывая к более высокому личностному отношению к образу поэта.
   Историк-музеевед Полина Игнатова-Крафт – не новичок в пушкино-ведении: в 1999 году она выпустила в Израиле книгу «Пушкинская лирика и ее адресаты». Развивая эту тему, она предлагает свои версии в статьях «Первая утаенная любовь поэта – кто она?» и «Кого утаил Пушкин в Дон-Жуанском списке под литерами N.N.». Игнатовой-Крафт принадлежит и художественный опус «Мой злой иль добрый гений» – рассказ-реконструкция от лица воспетой Пушкиным Екатерины Николаевны Ушаковой.
   Истинный талант юмориста проявляет Михаил Лезинский в своих «Около пушкинских рассказиках». А Юрий Елин предпринимает литературное путешествие по пушкинским местам, упомянутым в стихах Анны Ахматовой.
   Обзору своей небольшой коллекции книг о Пушкине (того, что удалось вывезти из Харькова и новых, уже израильских приобретений) посвятил Борис Зильберштейн статью «Моя маленькая Пушкиниана».
   Репатриантам из России будет интересен очерк Иосифа Вула «Авраам Шлионский – израильский переводчик А.С. Пушкина». Как известно, именно Шлионский (Шленский) подарил израильтянам целую библиотеку пушкинских произведений на иврите, среди которых выделяется его блестящий перевод «Евгения Онегина». По нему особенно видно, что музыку стиха Пушкина можно сохранить и на иврите!
   Завершается альманах знаменательными строками великого поэта из неоконченной поэмы «Юдифь» (1836) – их цитирует автор предисловия и заключительного эссе драматург Валентин Красногоров (Файнберг). Строки эти – о подвиге еврейского народа в древности – как будто написаны сегодня и предназначены наполнить гордостью сердца читателей современного Израиля:

Когда владыка ассирийский
Народы казнию казнил
И Олоферн весь край азийский
Его деснице покорил, –
Высок смиреньем терпеливым
И крепок верой в Бога сил,
Перед сатрапом горделивым
Израил выи не склонил…

   Хочется продолжить цитату и вместе с героем задать вопрос, в котором – и ответ:
«Кто сей народ? И что их сила,
И кто им вождь, и отчего
Сердца их дерзость воспалила,
И их надежда на кого?..»

   «Наш венок Пушкину» – дань благодарности «русского» Израиля великому поэту.

Хайфский библиофил: Альманах. Вып. 2. Памяти Бориса Полякова (1940 – 1986) / Сост.: Б. Зильберштейн, З. Грин. – Хайфа, 2001. – 159 с.: портр. – [Тир. 170 экз.]

   Второй выпуск альманаха «Хайфский библиофил» состоит из статей, выступлений, публикаций, посвященных памяти удивительного человека, репатрианта из СССР, ставшего поэтом, прозаиком в условиях… ожидания смерти.
   Страшная болезнь – миопатия, прогрессирующая мышечная дистрофия, – приковала Бориса Полякова к инвалидному креслу, лишила движения, голоса, дыхания, – он был круглосуточно подключен к дыхательному аппарату. Действующими оставались только глаза и мозг. И этого было достаточно для рождения стихов и романа. А чтобы их могли прочесть другие, жена Бориса, Вера, совершила подвиг, записав текст с едва шевелящихся губ писателя и перепечатав на машинке сотни страниц. С помощью друзей роман в трех книгах под названием «Опыт и лепет» был издан в 1985 году, а в 1999 году на средства семьи Поляковых он был переиздан в однотомнике избранных произведений писателя. Уже после смерти Бориса увидел свет сборник его стихов «Узник», который поразил профессиональных критиков и любителей поэзии поэтической техникой и философской глубиной.
   Некоторые фрагменты творческого наследия Бориса Полякова приводятся в альманахе, и эти фрагменты, несомненно, привлекут интерес сегодняшнего читателя. Роман «Опыт и лепет» в свое время вызвал горячие отклики, о чем свидельствуют многочисленные материалы, помещенные в альманахе «Хайфский библиофил». Один только перечень авторов альманаха говорит о значительности факта публикации прозы Бориса Полякова: Давид Маркиш, Феликс Розинер, Рафаил Нудельман, Иудит Аграчева, Марк Азбель, Лев Фиалков и многие другие дали высокую оценку роману, написанному, как сказал один из авторов альманаха, «человеком на все времена».
   «Эта книга, в которой нет лжи, фарисейства, желания показаться лучше, оправдаться в грехах, а есть лишь искренность, простота, щемящая исповедь…», – читаем мы в помещенных в альманахе проникновенных воспоминаниях Михаила Герштейна, одного из друзей Бориса.
   Борис Поляков обладал способностью задавать мощный импульс другим творчески настроенным людям. На страницах альманаха помещены стихи Феликса Розинера и Вадима Халуповича, в которых развиваются темы, звучащие в романе «Опыт и лепет».
   «Это повесть в повести, – пишет Михаил Герштейн, – роман в романе, человеческая драма – в жизненной трагедии, где Богом подписан неумолимый Приговор, а личность, зная наперед, что произойдет, сопротивляется и борется до самого конца, успевая раздать все долги, оплатить по счетам, попрощаться с близкими, друзьями и самому произнести последнюю реплику перед закрытием занавеса».

Леонид Вольман

Григорий Островский, доктор искусствоведения. Список опубликованых работ: 1951 – 2000. – Тель-Авив, 2001. – 126 с. – [Тир. 100 экз.]

   Русскоязычному читателю, неравнодушному к вопросам изобразительного искусства, хорошо известно имя Григория Островского – универсального искусствоведа, тонкого художественного критика. Выпускник Ленинградского университета, ученик Н.Н. Пунина и В.Ф. Левинсона-Лессинга, И.И. Иоффе и М.С. Кагана, Григорий Островский соединил в себе талант историка искусства и мастера слова.
   С начала 50-х годов и до наших дней он опубликовал 1448 книг и статей, перечень которых можно найти в персональном библиографическом указателе регистрационного типа, выпущенном в Тель-Авиве в 2001 г.
   Искусство западных областей Украины XIX – XX веков, художественная жизнь Львова, искусство Закарпатья – главные и неиссякаемые темы в творчестве Григория Островского. Исследуя русское искусство, критик обращает внимание на народную художественную культуру русского города XVIII – начала XX в., а с 1970 года основной сферой его научных интересов становится проблема примитивов. Рассматривая изобразительное искусство во всех его взаимосвязях, Островский многие свои работы посвятил искусству Польши, Болгарии, Венгрии, Словакии.
   Работая в 90-е годы в Еврейском университете в Иерусалиме, постоянно публикуясь в израильской русскоязычной прессе, проф. Островский стал со временем весьма авторитетным знатоком в области искусства Израиля и диаспоры. Кажется, нет такого еврейского художника или скульптора, чье имя не встречалось бы в статьях Григория Островского. Художественные выставки, общеизвестные полотна, неатрибутированные картины, пропавшие коллекции, редкие документы, судьбы больших и малых художников, значение их творчества в истории человеческой культуры – все это является материалом для исследований Григория Островского, находит свое отражение в его публикациях.
   В 1995 в Тель-Авиве вышла книга его прозы «“Памятник” и другие рассказы». В заголовок вынесено название одного из рассказов. И не случайно: память – одно из драгоценных свойств человека, гарантия, что сотворенное им не канет в небытие. Список опубликованных работ Григория Островского – своего рода закрепление памяти. Памятник неустанному труду человека, влюбленного в Искусство.

Л. В.

Кизель Г. Ветеран экслибриса. – Тверь, 2001. – 119 с.: ил. – [Тир. 250 экз.]

   Выход в свет малоформатной книги (60 х 90 / 128) Григория Исааковича Кизеля «Ветеран экслибриса», посвященной памяти известного коллекционера книжных знаков Моисея Борисовича Гительмахера (1924 – 1990), явился двойным подарком: как для любителей малой графики, так и для собирателей миниатюрных изданий.
   Имя М.Б. Гительмахера уже упоминалось в первом выпуске альманаха «Иерусалимский библиофил»*. Ветеран Отечественной войны, ведущий инженер Одесского КБ кинооборудования, Моисей Борисович начал заниматься экслибрисистикой с 1966 года и вскоре стал обладателем крупнейшей коллекции на Украине.

   * См.: Попелюхер И. Пушкинские экслибрисы и евреи-библиофилы // Иерусалимский библиофил. Вып. 1… С. 279 – 281.

   В его 35-тысячном собрании было 200 знаков на пушкинскую тему, тематические коллекции «Лениниана», «Великий Октябрь», «Великая Отечественная война», «Литература», а также персоналии (по отдельным художникам – авторам экслибрисов).
   Разумеется, собирал он и литературу по экслибрисистике – книги, каталоги, памятки и пр. В 1976 году Гительмахер организовал Секцию экслибриса и книжной графики при Одесском Доме ученых и был избран его председателем. Он был также членом бюро Секции книги при ОДУ, а в 80-е годы стал членом-корреспондентом Московского клуба экслибрисистов.
   Благодаря вдове коллекционера Марии Поволоцкой, ныне живущей в американском городе Денвер (штат Колорадо), коллекция Гительмахера продолжает жить и периодически экспонируется на тематических выставках в Америке; одна из них состоялась в Музее еврейского искусства. Библиофилу Григорию Кизелю – составителю книги «Ветеран экслибриса» – Мария Поволоцкая передала некоторые материалы из семейного архива, из которых мы узнаем, насколько деятелен был Моисей Гительмахер. Для него специально делали экслибрисы художники Украины, России, Белоруссии, Азербайджана, Чехословакии. Цинкография, ксилография, линогравюра, офорт, литография, тушь-перо, обрезная гравюра на дереве, гравюра на пластике, конгрев – все известные способы использовались художниками при изготовлении персональных книжных знаков, предназначенных для Гительмахера. Часть из них и воспроизводится в аннотируемом нами мини-издании, которое, несомненно, является достойной данью уважения к памяти Моисея Гительмахера – признанного ветерана экслибриса.

Л. В.

Еврейская тема и творчество советских художников-евреев в книжном знаке (экслибрисе): Каталог выставки книжных знаков из собрания Э. Гетманского / Сост. и автор вступит. ст. Э. Гетманский. – Тула, 1999. – 124 с.: ил. – Тир. 450 экз.

   Задуманное в самом начале 1990-х гг., когда в обществе оживился интерес к истории евреев в России, их вкладу в культуру, науку, политическую и экономическую жизнь страны, это издание, по мнению организаторов выставки, открывает новую страницу «российской иудаики».
   В каталог включены книжные знаки из собрания тульского коллекционера Эдуарда Гетманского, экспонировавшиеся на выставке «Еврейская тема и творчество советских художников-евреев в книжном знаке (экслибрисе)». Выставка проводилась Тульским региональным еврейским культурным центром «Еруша» (Наследие) в рамках Общинного фестиваля еврейской книги. Инициатива проведения фестиваля принадлежит «Джойнту». Каталог выставки издан при финансовой поддержке Еврейского агентства в России.
   Во вступительной статье к каталогу Эдуард Гетманский сделал краткий экскурс в историю российского книжного знака, завершив его постперестроечным периодом, когда стало возможным провести первую подобную выставку, посвященную еврейской теме в экслибрисах, да еще и выпустить каталог к ней. Вот как, в частности, описывает Гетманский ситуацию, сложившуюся с еврейскими экслибрисами в СССР:
   «<…> В 60-е годы, пожалуй, лишь один Гершон Кравцов создавал экслибрисы на еврейскую тему; те немногие знаки по еврейской тематике, которые появлялись в это время, носили крайне редкий, эпизодический характер. Свою отрицательную роль сыграл и тот факт, что советский экслибрис с середины 30-х до конца 50-х годов находился в полном забвении, и вновь заявивший о себе в полный голос в 60-е годы, он не мог позволить себе разработку темы, которая находилась под негласным запретом государства.
   Но искусство книжного знака все равно пробивалось через препоны партийной цензуры. Книжные знаки на еврейскую тему в основном делились на портретные и сюжетные. Сначала начали появляться портретные экслибрисы, на которых изображались крупные деятели искусства, культуры, науки и техники еврейской национальности. Но здесь набор имен был очень скудным, цензура строго следила за этим. На некоторых экслибрисах 60-х – начала 70-х годов можно было увидеть портреты Карла Маркса, Чарли Чаплина, Михаила Светлова, Альберта Эйнштейна, и уж очень редким «гостем» был Шолом-Алейхем.
   <…> О сюжетном советском еврейском экслибрисе и думать было нельзя. Он практически не существовал в советском книжном знаке. С начала 80-х годов в экслибрисе начались заметные подвижки. Наконец-то получили право на жизнь в книжном знаке Борис Пастернак, Исаак Бабель, Лион Фейхтвангер, Марк Шагал, Осип Мандельштам, Соломон Михоэлс, Илья Эренбург, Менделе Мойхер-Сфорим, Ицхок-Лейбуш Перец и многие другие деятели мировой и отечественной культуры, науки, искусства и литературы еврейской национальности.
   С конца 80-х годов начали появляться и сюжетные экслибрисы на еврейскую тему, в которых были отражены быт, культура, религия и история еврейского народа. Сам факт того, что эта тема привлекает многих художников, независимо от их национальности, говорит о том, что она получила право на жизнь и у нее есть будущее».
   Каталог состоит из трех разделов:
   – экслибрисы на еврейскую тему;
   – экслибрисы советских художников-евреев;
   – советские евреи – коллекционеры книжного знака.

   Каталог обильно иллюстрирован: в нем воспроизведено 152 экслибриса около 20 художников (из 50-ти имен, представленных на выставке), в том числе Евгения Владимирова (Ташкент), Якова Добкина (Петербург), Бориса Ингора (Харьков), Гершона Кравцова (Москва), Ореста Криворучко (Черновцы), Абрама Мистецкого (Киев), Абрама Найховича (Баку), Евгения Тихановича (Минск), Владимира Чекарькова (Тула) и др.
   В дополнение к экслибрисам на выставке экспонировались книги на идише из библиотеки Юрия Закона. Титульные листы многих из них были также воспроизведены на страницах тульского каталога.

Л. Ю.

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги