Леонид Владимиров

ЕВРЕЙСКАЯ ТЕМА В ЭКСЛИБРИСАХ ЕВГЕНИЯ ВЛАДИМИРОВА


Е. Владимиров. Автоэкслибрис. 1977 г.
   Евгений Исаакович Владимиров родился 25 июня 1914 г. в Харькове, где жил его дед с 7 детьми, один из которых – Исаак – стал его отцом. Младший брат Исаака – Иосиф – сыграл заметную роль в выборе Евгением жизненного пути, ибо дядя учился в Краковском художественном училище и был неплохим живописцем. Под его влиянием у Евгения впервые проявилась тяга к рисованию, позже переросшая в желание стать художником.

   После школы Евгений поступил в ФЗУ, по окончании которого, через два года, поступил на рабфак при Художественном институте. Затем он стал студентом театрально-декорационного факультета Московского художественного училища им. 1905 года, причем параллельно работал декоратором в Московском театре Революции (ныне – Московский академический театр им. Вл. Маяковского). После окончания МХУ в 1939 г. художник сразу перешел на учебу во Всесоюзный государственный институт кинематографии, который успешно закончил в 1943 г. С 1941 по 1948 гг. Владимиров работал на киностудиях, сначала Алма-Аты, затем Свердловска, где одновременно преподавал в художественном училище. Тогда же, по рекомендациям известных художников Б.В. Иогансона и Ф.С. Богородского, он был принят в члены Союза художников. С 1948 по 1953 гг. Владимиров работал в Свердловском отделении худфонда, а в 1953 г. переехал в Ташкент, где жил до апреля 2002 г. В настоящее время художник живет в США, в г. Сан-Диего.

   В Узбекистане Евгений Исаакович работал на киностудии, в системе худфонда, сотрудничал, в качестве художника-оформителя, с различными издательствами, принимал участие в праздничном оформлении улиц и площадей… Одновременно Владимиров много работал в станковой графике (в технике акварели и карандаша), в живописи маслом, а также в деревянной и корневой скульптуре. Он часто путешествовал с этюдником, привозя массу эскизов из своих поездок по Средней Азии, Прибалтике, Алтаю, Крыму, Кавказу, Карелии и др. местам. Многие его работы демонстрировались на различных выставках, в том числе персональных. Ряд картин Е.И. Владимирова, среди которых преобладают разнообразные пейзажи, находятся в престижных музеях и частных коллекциях Англии, Франции, Японии и Кореи.
 

Е. Владимиров. Экслибрис памяти М. Шагала. 2001 г.
   Наряду с живописью и скульптурой большое внимание Владимиров уделяет экслибрису. Первый свой книжный знак он исполнил в 1977 г. для себя. Уже в нем художник использует одного из своих любимых (и в дальнейшем не раз повторяемых) персонажей – черта. Причем этот первый чертик – с художественным уклоном: держа в руках палитру с кистью и приплясывая, он с видимым удовольствием разглядывает на мольберте продукт своего труда – сплетенные друг с другом инициалы «ЕИВ». Фигурирует черт еще в нескольких автоэкслибрисах и книжных знаках 1980-х – начала 1990-х гг.

   Большое место, особенно с середины 80-х гг., занимают в экслибрисах Владимирова портреты крупных деяте-лей науки, литературы и искусства. Среди них – А. Ахматова, М. Волошин, В. Высоцкий, М. Горький, Н. Гумилев, С. Есенин, М. Зощенко, М. Лермонтов, Г. Мендель, Р. Роллан, А. Сахаров, А. де Сент-Экзюпери, Э. Хемингуэй, М. Цветаева, А. Чехов, М. Шагал, А. Эйнштейн и другие. Не все портреты равноценны по мастерству исполнения, но большинство сделаны с явным портретным сходством, лаконичны и выразительны; особенно следует выделить большие серии экслибрисов по Сент-Экзюпери и Есенину (каждая – более 30-ти знаков). Многие почитатели таланта Сент-Экзюпери заказывали соответствующие книжные знаки у Е. Владимирова. В их числе – послы Франции в России Пьер Морель и Колен де Вердьер, летчик-космонавт Анатолий Береговой, председатель Клуба друзей Сент-Экзюпери, известный коллекционер Николай Яценко, коллекционеры Б. Клюев, В. Меркулов и др.

   Что касается «Есенинской» серии Владимирова – то стоит отметить, что Сергей Есенин – наиболее популярный в Узбекистане русский поэт – и сам бывал в этом краю. Кроме того, долгие годы в Ташкенте жила и там же была похоронена его дочь Таня. В Ташкенте был открыт и первый музей Есенина.
 

Е. Владимиров. Экслибрис Б. Кунина. 2000 г.
   Помимо серий, привлекают внимание и другие экслибрисы Владимирова, в частности, посвященные жертвам войн, политических репрессий, геноцида, взрывов и стихийных бедствий.

   Особо широко (свыше 100 знаков) представлена в экслибрисах Евгения Исааковича еврейская тема. Это мемориальные и заказные экслибрисы с портретами выдающихся евреев: И. Бабеля, А. Галича, Г. Малера, О. Мандельштама, Голды Меир, И. Менухина, И.-Л. Переца, М. Светлова, И. Уткина, Н. Эйдельмана, Шолом-Алейхема и др.

   Ряд экслибрисов сделан для ныне здравствующих «русских» израильтян: Натана Щаранского – знаменитого «узника Сиона», писательницы Дины Рубиной, а также для автора этих строк.

   Среди основных заказчиков Владимирова также немало известных библиофилов-евреев. Так, для Г.И. Кизеля из Твери художник сделал около 60 знаков, для Э.Д. Гетманского из Тулы – более 50, а для москвича Б.Э. Кунина – свыше 10.
 

Е. Владимиров. Экслибрис Эд. Гетманского. 1990 г.
   Следует заметить, что часто заказные экслибрисы (особенно при одновременном заказе нескольких десятков различных книжных знаков) содержат специально оговоренные сюжет и/или атрибутику. Это ограничивает и осложняет работу художника, приводит к появлению избыточной информации, утяжеляя конструкцию и влияя на качество произведения (например, несколько портретов в одном рисунке или большое количество текста). Такие экслибрисы иногда перестают выполнять свою основную функцию. К сожалению, работы Владимирова не исключение, и среди почти 500 его книжных знаков встречаются и излишне перегруженные заказной атрибутикой.

   И все же в большинстве экслибрисов Владимирова нельзя не отметить хороший вкус, лиризм, разнообразие композиционных и технических приемов, во многих случаях – наличие философских или же житейских мотивов. Здесь же отметим, что если ранние экслибрисы художника были сделаны в технике ксилографии и линогравюры, то основная техника подготовки оригиналов в последние годы – тушь, перо, а затем тиражирование с помощью цинкографских клише, офсетной печати и даже ксерокопировального аппарата.

   Привлекательность книжных знаков Евгения Исааковича Владимирова подтверждается большим количеством заказов не только от частных лиц (в том числе и из-за рубежа), но и от общественных организаций. Таковы, например, его экслибрисы для Музея искусств Каракалпакии, для библиотеки Дома офицеров для Клуба любителей книги и искусства им. Хамзы в Ташкенте.
   Несмотря на почтенный возраст, Евгений Владимиров продолжает работать, а библиофилы и собиратели экслибрисов по-прежнему с интересом ждут его новых графических миниатюр.

Экслибрис Г. Кизеля. 1993 г.
Экслибрис Г. Кизеля. 1994 г.
Экслибрис Г. Кизеля. 1991 г.

Экслибрис Г. Кизеля. 1993 г.
Экслибрис памяти Гр. Горина. 2000 г.
Экслибрис Д. Рубиной. 1988 г.
Экслибрис Г. Кизеля. 1995 г.

Портретные экслибрисы Евгения Владимирова

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги