Леонид Курис

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ФОРУМЫ ЭКСЛИБРИСИСТОВ
Записки художника и коллекционера

   Среди множества коллекционеров в современном мире собиратели экслибрисов занимают особое место. В отличие от филателистов или нумизматов, филокартистов или собирателей старинных автомобилей, экслибрисист не может «добыть единицу хранения» и пометить в каталоге галочкой. Не существует и не может существовать в природе каталога, содержащего все книжные знаки. Экслибрис – вещь интимная, не рыночная, ведь тираж может быть наклеен на книги владельца библиотеки до последнего экземпляра и вообще не попасть в коллекции. Вот почему коллекционерам и художникам, работающим в этом жанре, особенно необходимо встречаться, посещать выставки работ современных мастеров малой графики, видеть горящие глаза коллег по увлечению, показывать друг другу новые приобретения и новые работы. Наконец, просто поговорить и посидеть за одним столом.

   Такую возможность предоставляют художникам и коллекционерам всех стран международные конгрессы экслибрисистов, которые проводятся с 1953 г. До 1962 г. они проводились ежегодно. На IX Парижском конгрессе 1962 г. было принято решение собираться раз в два года. Этот порядок закрепила Международная федерация клубов любителей экслибрисов (Federation International Des Societes d'Amateurs d'Ex Libris, сокращенно FISAE), возникшая в 1966 г. под эгидой ЮНЕСКО. Раз в два года, согласно уставу FISAE, в одной из стран проходит международный конгресс этой организации. На каждом конгрессе президиум, в который включены представители национальных клубов, голосованием решает, в какой из стран состоится следующая встреча.

   Бессменный исполнительный секретарь FISAE Уильям Батлер – крупнейший коллекционер и знаток экслибриса (кстати, прекрасно говорящий по-русски) – оказывает неоценимую помощь в организации каждого очередного конгресса.
   Программы конгрессов строятся по единому принципу. Вот, к примеру, одна из таких программ, выданных участникам Петербургского конгресса:

План проведения XXVII Международного конгресса экслибриса
(Санкт-Петербург, 1998 год):

22 августа
Заезд. Регистрация в Манеже. Работа Конгресса.
17-00 – 17-30 – Концерт.
17-30 – 18-30 – Торжественное открытие XXVII Международного конгресса экслибриса и выставки «World Exlibris 1996 – 1998».
18-30 – 20-00 – Welcome Party.

23 августа
Работа Конгресса. Сдача работ и книжно-графической продукции в магазин.
Открытие выставки «История русского экслибриса».
Заседание президиума FISAE во дворце Кочубея.
Экскурсия в Зимний дворец на открытие выставки «Книжные знаки в библиотеке Эрмитажа».

24 августа
Посещение г. Пушкина. Открытие выставки экслибриса и малой графики в Камероновой галерее и выставки «Pro Memoria».
Общий обед. Осмотр дворцовых ансамблей.

25 августа
Работа Конгресса. Открытие выставки «Серебряный век русского экслибриса».
Открытие выставки «Современный петербургский экслибрис».
13-00 – Закрытие работы салона.
18-00 – Торжественное закрытие XXVII Международного конгресса экслибриса.
19-00 – Farewell Party.

26 августа
Отъезд в аэропорт, на вокзалы. Остающимся – культурные программы, посещение сателлитных выставок экслибриса и графики.


Обложка "Программы XXVII Международного конгресса экслибриса" (Спб., 1998)
   Это обычная схема. И несмотря на это, каждый конгресс имеет свои особенности, свою изюминку. Разница между ними достаточно ощутима. На одних – милая приятельская атмосфера, для других характерен официальный холодок. Иногда конгресс открывает мэр города (В. Яковлев, СПб., 1998), а то и президент государства (В. Гавел, Хрудим, 1996), временами же открытие выглядит много скромнее. Многое зависит от таланта организаторов и от того, насколько высока культура экслибриса в данной стране. Неизменной остается только радость встречи с друзьями, восторг новых приобретений, ощущение прикосновения к подлинному искусству.

   Впервые я участвовал в международном конгрессе в 1994 году. Конгресс проходил в Милане. К тому времени у меня был достаточно большой опыт участия в подобных встречах: я постоянно получал приглашения на ежегодные симпозиумы экслибрисистов в Эстонии и охотно пользовался ими. Такие симпозиумы обычно проходили в старых замках и дворцах (Сангасте и др.) или в местах, славящихся своими пейзажами, – Нарва-Йыэсуу, берег Чудского озера и др.
   Кроме хозяев, в них, по устоявшейся традиции, участвовали 25 – 30 художников и коллекционеров из Латвии, несколько представителей Литвы и несколько художников, приглашенных из других республик СССР. Именно в Эстонии я познакомился, а затем и подружился с несравненным московским ксилографом Михаилом Верхоланцевым, с петербургским офортистом Александром Колокольцевым, с такими блистательными мастерами, как Григорий Босенко из Кишинева, Константин Калинович из Луганска, петербуржец Юрий Люкшин и многими другими.
   И все-таки миланский конгресс произвел на меня глубокое впечатление. Я впервые увидел въявь людей, имена которых были мне известны многие годы, но я и мечтать не мог, что увижу их всех сразу. Куда ни глянь – столпы! Пророки! Отцы-основатели! (Я прекрасно отдаю себе отчет, что сосед такого пророка по дому, возможно, понятия не имеет, что пророк, сиречь психиатр г-н А. или трубочист г-н Б., в свободное время коллекционирует экслибрисы, но это дела не меняет.) Куда ни повернись – личности одна другой знаменитее. Вот склонили головы над обменным листом соперничающие в изяществе швед Эрик Сковенборг и японец Ичигоро Учида. Вот за соседним столом о чем-то беседуют вальяжный фламандец Жерар Годан (хорошо известный любителям книжного знака в бывшем СССР благодаря выставкам, организованным искусствоведом и коллекционером экслибрисов С.И. Ивенским) и португалец Артур Марио да Мота Миранда – издатель «Encyclopaedia Biobibliographical of the Art of the Contemporary Ex-libris». Поодаль известный московский художник Анатолий Калашников фотографируется на память с немецким коллекционером Гернотом Блюмом, а рядом с ними азартно меняются дублетами финка Тууликки Хаккала и итальянец Марио де Филиппис.
 

Обложка "Каталога XXVII Международного биеннале экслибриса в Мальборке" (Мальборк, 2000)
   В Милане я встретился и со своими друзьями – литовскими художниками экслибриса. Они организовали автобусную экскурсию с таким расчетом, чтобы попасть в Милан во время конгресса, хотя формально не участвовали в нем. После конгресса некоторые из его участников встретились в городке Сончино (близ Кремоны). Здесь в конце XV века была основана одна из первых еврейских типографий, печатавшая религиозные книги. В наши дни в Сончино находится Музей еврейской печати. В описываемое время здесь открылась выставка «Gli ex libris del popolo del libro» («Экслибрис Народа книги»), организованная виднейшим коллекционером и популяризатором экслибриса Ремо Пальмирани. Меня, как израильтянина и как участника экспозиции, не могла не заинтересовать эта выставка, а потому я довольно основательно с ней познакомился. Ну и, конечно, приятно было оказаться в стороне от традиционных туристских маршрутов и посмотреть на провинциальный итальянский городок.
   XXVI Конгресс в Хрудиме (сказочно красивом и ярком городке в северной Чехии) собрал рекордное количество участников. Для маленького Хрудима Конгресс экслибрисистов 1966 года стал весьма значительным событием. Стены домов и афишные тумбы были оклеены красочными плакатами Конгресса и даже в витринах магазинов красовались такие же плакаты. Конгресс открыл президент республики. Список участников пестрил громкими именами. Здесь были отец и сын Пугачевские из Киева, А. Серебряный из Нью-Йорка, видные художники и коллекционеры из Германии, Голландии, России, США, Финляндии, Японии – словом, Ноев ковчег.
   На петербургском конгрессе 1998 года, великолепно организованном под руководством Вениамина Худолея, председателя Петербургского клуба экслибрисистов и любителей графики, я познакомился с китайскими и гонконгскими графиками. Большой интерес вызвали мемориальные выставки А. Колокольцева и Г. Ратнера, выставка русского геральдического экслибриса и другие.*

      * Подробный отчет о подготовке и проведении XXVII международного конгресса экслибриса см. в обстоятельной статье В. Худолея "Встречи в Северной Паль-мире" // Библиофил. М., 2000. Вып. 1. С. 175-189.

   При выборе места следующей встречи рассматривались три варианта: Израиль, США и Украина (соответственно: Иерусалим, Бостон и Одесса). При голосовании с большим отрывом победил Бостон. Подозреваю, что многие из сделавших выбор в пользу США впоследствии досадовали на себя: «Бостон-2000» был наименее представительным конгрессом из тех, на которых мне довелось побывать. Плата за участие в нем оказалась вдвое дороже, но при этом сама встреча была более чем скромной, а каталог выставки «World exlibris 1998 – 2000» вызвал ропот даже среди самых толерантных: сравнительно тонкая брошюра, черно-белая печать, репродукции, теснящиеся по 8 – 10 на странице, и масса ошибок. Разочаровали американцы!

   Любители экслибриса встречаются и на различных выставках. В Германии, Швейцарии, Бельгии, Финляндии – да что там, даже в маленьком Люксембурге! – проводятся встречи, в которых участвуют многочисленные гости из других стран. Особо следует сказать о польских биеннале экслибриса. В чётные годы в Мльборке (недалеко от Гданьска) проходят выставки и встречи экслибрисистов на очень высоком уровне, а в нечётные – биеннале малой графики и экслибриса в Оструве-Велькопольски.
   В музее Мальборка – знаменитом готическом замке крестоносцев, построенном в XIII – XIV вв., – под мрачными сводами арсенала экспонируется выставка экслибрисов. Отбор проводит чрезвычайно строгое жюри, зато экспозиция производит сильное впечатление. Встречи в Мальборке проводятся уже много лет – в 2000 году состоялось XVIII биеннале, и мне посчастливилось участвовать в нем. Здесь я познакомился с японским графиком Масао Охба, польской художницей Ханной Гловацкой (одной из немногих женщин, работающих в технике резцовой гравюры на меди), польским коллекционером иудаики Ришардом Бандошем. Интересной и плодотворной была также встреча с работниками Варшавской галереи экслибриса.
   Мой рассказ был бы неполным, если бы я не упомянул о том, что экслибрисисты встречаются не только во время конгрессов или выставок; мне, как любителю путешествий, известно об этом не понаслышке.

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги