Ольга Штейн

КНИГА В ЖИЗНИ ЭММАНУИЛА ШТЕЙНА

   Мне необыкновенно повезло – я прожила 35 счастливых лет с невероятно ярким человеком, была ему верной подругой и соратницей, делила с ним все наши радости и горести. Роковая болезнь застала его в расцвете творческих сил, у него было столько планов, замыслов, ему многое хотелось сделать, написать, но, увы, этому не дано было сбыться. После смерти Эммануила, волею судеб, мне пришлось заняться его литературным наследием. И разбирая архив мужа, даже я, всегда бывавшая в курсе его литературной деятельности, была буквально поражена: как много все-таки успел он написать, издать, сказать!


Эммануил Штейн
   Эммануил (Эдуард) Штейн (1934 – 1999) родился в Польше, в Белостоке. Он прожил невероятно насыщенную жизнь, полную тяжелых испытаний, причудливых поворотов судьбы, – жизнь, достойную пера романиста. Тут и бегство в пятилетнем возрасте из оккупированной немцами Польши, и переправа через Буг на советскую территорию; затем – скитания по просторам России: Минск, Иваново, Шуя, Новосибирск, Биробиджан; возвращение в Польшу в 1961 году, а через несколько лет – арест по политической статье, заключение и, наконец, в 1968 году – эмиграция в Америку. Таковы, в одном предложении, основные вехи жизненного пути Эммануила.

   Уже с раннего возраста он взял на себя миссию служить двум богиням: Мнемозине и Каиссе. И служил им верно, до конца. Оказавшись в Америке, Штейн, помимо преподавательской работы в известном Йельском университете, активно занялся издательской деятеьностью. Поначалу в его издательстве «Ладья» вышли две составленные им книги – «Мнемозина и Каисса» [Антология русской поэзии на шахматную тему] (Н.-Й., 1973) и «Поэзия Русского Рассеяния: 1920 – 1970» (Оранж, 1978), а в 1985 году он основал издательство «Антиквариат». Это оно возвратило русскому читателю такие имена, как Лариса Андерсен, Арсений Несмелов, Алексей Скалдин и другие. Одним из первых изданий «Антиквариата» стал сборник «Чтобы Польша была Польшей (Антология русской поэзии)», подготовленный нами совместно и выпущенный в 1985 году. А составленное Эммануилом описание уникальных печатных изданий, выпускавшихся в лагерях для перемещенных лиц, – «Русская печать лагерей “ДИ-ПИ”» (Оранж, 1993) – открыло новую страницу в истории русской книги за рубежом. Всего под маркой «Антиквариата» (с 1985 по 2000 год) вышло 40 книг – как оригинальных, так и репринтов.
 

Обложка книги Э. и О. Штейнов "Чтобы Польша была Польшей" (Оранж, 1985)
   Эммануил Штейн был удивительно многогранным и увлеченным человеком, отличавшимся необычайной работоспособностью. Я всегда видела его склонившимся над пишущей машинкой, а в последние годы – за компьютером. Он оставил после себя десятки публикаций на литературные и шахматные темы, разбросанных в эмигрантской печати. А сотни писем, полученных им от известных, да и от неизвестных поэтов, которых он спас от забвения! Ни одно письмо не осталось без ответа, ни одна книга – без отзыва.

   На протяжении пяти лет по русско-американскому радио он вел передачи «Души прекрасные порывы». Эти программы, посвященные, в основном, эмигрантской литературе, представляют собой богатейший материал о писателях русского зарубежья. Интересно, что вот уже полтора года, как нет Штейна, но и сейчас в определенный день и час раздается привычное: «У микрофона писатель Эдуард Штейн». Делается это по просьбе радиослушателей, которые помнят и любят его передачи.

   Шахматы, статьи, радиопередачи, переписка, бесконечные разговоры по телефону – все это так, но главное место в его жизни занимали книги и их поиски. Книгами он жил, и ими дышал наш дом. Появление каждой новой книги всегда было праздником, и таких праздников было не счесть. Каждое издание было для него уникальным, единственным и бесценным. Штейн мог часами рассказывать о своей охоте за той или иной книгой. Он досконально знал жизнь и творчество малоизвестных писателей эмиграции, чьи книги собирал многие годы. Об этой стороне его собирательской деятельности стоит сказать отдельно.

   С 1969 года, с самых первых дней эмиграции, Штейн, по натуре страстный любитель поэзии и коллекционер, начинает собирать книжечки стихов никому не известных поэтов-эмигрантов. Это была поистине трудная, кропотливая работа. Ведь никто не знал, кто они, эти поэты, где они и сколько их. Тут речь идет не о берлинских или парижских поэтах, о которых можно было найти те или иные сведения, а о тех, кто жил вдалеке от этих двух метрополий, в других городах, странах и даже на других континентах. Он неутомимо искал по библиотекам, чердакам и подвалам эмигрантских домов, вел нескончаемую переписку, спрашивал и опрашивал. В результате было собрано более 1300 сборников стихов, альманахов и антологий, охватывающих не только Европу и США, но и все остальное пространство русского после-революционного исхода: от Палестины и Харбина до острова Тубобао.

   В коллекцию вошли уникальнейшие книги, выходившие некогда ничтожными тиражами и уцелевшие в считанных экземплярах. Это собрание включает и неизвестные фотографии многих зарубежных поэтов, их письма и документы. В нем также около 600 автографов, из которых почти половина посвящена Эммануилу Штейну.

   Предметом особой гордости Штейна стали поэты русскоязычного Китая. Он сумел разыскать их всех, мертвых и живых. Мертвых воскресил из небытия, живым же принес известность и признание. Войны, смерть, триумф маодзедуновского коммунизма, ад лагеря для перемещенных лиц на филиппинском острове Тубо-бао, наконец, естественные биологические законы привели к тому, что предвидел Арсений Несмелов – лучший из «китайских» поэтов, открытых Штейном:

Мы умрем, а молодняк поделят –
Франция, Америка, Китай.


Обложка каталога "Поэзия Русского зарубежья" (Оранж, 2000)
   Насколько мне известно, нигде, ни в одном другом собрании, нет стольких поэтических сборников «китайских» русских поэтов.

   После ухода из жизни Эммануила Штейна осталась его огромная, уникальная библиотека. Передо мной встала, как мне казалось, непосильная задача: не дать погибнуть тому, что можно спасти, так как уникальнейшая информация, которую Штейн хранил только в своей памяти, исчезла с ним навсегда. И тогда я составила сборник-каталог «Поэзия Русского Зарубежья в библиотеке Эммануила Штейна» (Оранж, 2000). В него вошло полторы тысячи книг, многие из которых сохранились в единичных экземплярах и были предметом его особой гордости. Эта коллекция приобретена двумя энтузиастами-голландцами. К сожалению, в России для нее не нашлось места. Так же, как и для богатейшего литературного архива, нашедшего достойное пристанще в одном престижном американском университете. По имеющимся у меня книгам я составила 12 тематических каталогов и разослала по американским университетским библиотекам. И вот книги стали уходить из дома, появились непривычно пустые полки. Мне горько и одновременно радостно это видеть: ведь книги будут спасены, они будут жить и служить людям, их не постигнет жалкая участь на мусорной свалке, как это случилось со многими коллекциями. Имя Эммануила (Эдуарда) Штейна не будет предано забвению.

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги