Арон Черняк

У ИСТОКОВ ЕВРЕЙСКОГО КНИГОПЕЧАТАНИЯ

   «О, если бы были записаны слова мои! Если бы начертаны были они в книге резцом железным с оловом, – на вечное время на камне вырезаны были!»

   Это патетическое высказывание принадлежит библейскому праведнику Иову. Слова его свидетельствуют о том, какое большое значение придавали древние иудеи письменности, книге. Они видели в ней, выражаясь современным языком, важнейшее средство закрепления, сохранения и передачи информации во времени. Это бесспорно. Однако в первой половине ХVII века была сделана попытка обнаружить в этом высказывании и другой, совершенно неожиданный смысл.

   Библейский текст привлек внимание известного в то время еврейского архитектора Авраама Порта-Леоне из Мантуи (1591 – 1655). Он задумался над вопросом: какой способ изготовления книги имел в виду Иов? И судьба его слов вдруг сделалась необычной. Вывод, к которому пришел исследователь, породил такую сенсацию, что ее отзвуки дошли до наших дней. Видный ученый воспринял слова Иова как свидетельство существования книгопечатания у евреев в библейские времена. Для такой версии как-будто имелись некоторые основания – довольно прозрачный характер имел указанный библейский текст. Следует учитывать еще одно, ситуационное, обстоятельство. Со времени изобретения книгопечатания в Европе прошло не так уж много времени – около 200 лет – и, как это нередко бывает в подобных случаях, современники пытались найти корни данного изобретения в прошлом, близком или даже далеком. Но все же главное не в этом. Гипотеза о существовании книгопечатания в древности не могла получить научного подтверждения: в те времена еще не возникла общественная потребность в подобном способе производства книги. И все-таки подобное предположение можно объяснить с психологических позиций. Евреи – народ Книги, она – важнейший элемент их национального самосознания и национальной истории, поэтому сама мысль о древности прогрессивного способа размножения книг близка еврейству, прежде всего, его историкам. В этой связи можно говорить об известной историко-психологической значимости предположения Авраама Порте-Леоне. Необходимо подчеркнуть, что его обращение к истории еврейского книгопечатания оказалось совсем не первым в еврейской исторической литературе.

   Еще за несколько десятилетий до этого, в 1592 г., в Праге вышло в свет обширное сочинение под названием «Цемах Давид». Автор – Давид Ганс из Праги (1541 – 1613). Крупный еврейский ученый – историк, философ, математик, астроном, он был тесно связан с Кеплером и Тихо Браге. «Цемах Давид» – летопись еврейской и всеобщей истории, содержащая сведения о знаменитых евреях и крупных событиях еврейской жизни от Нимрода, царя Вавилонского, до конца XVI в. Позже книга много раз переиздавалась на иврите, идише, латинском и немецком языках...

   В этом сочинении Давида Ганса, под 1440 г., отмечено изобретение книгопечатания Иоганном Гутенбергом. Чрезвычайно высоко оценивая это событие, автор подчеркивает, что это дар Бога, «который в своей милости передал свое искусство для пользы жителей Земли как явление, сочетающее в себе науку и искусство. Среди других книгопечатание не может быть ни с чем сравнимо во всей Вселенной». После такого обожествления значимости книгопечатания Давид Ганс задается вопросом: «Почему Моисей, Соломон, умнейший из всех людей, не изобрел книгопечатания, и это сделал нееврейский мудрец в более поздние времена?». Ответ поражает наличием у автора глубокого исторического мышления. «Несомненно, – продолжает он, – они не имели никакой необходимости появления в жизни такого изобретения. Потому именно, что устная традиция не имела права на письменную фиксацию, и писаная Тора не требовала ничего другого, чем пергамен и рукописный способ изготовления». Правда, автор проходит мимо другого, не менее важного вопроса: почему же, когда появилась настоятельная потребность в переходе к книгопечатанию, переход этот осуществил «нееврейский мудрец»?


Один из разворотов 1-го издания "Махзор минхаг Роми"
(Касальмаджоре: Изд. Иегошуа Шломо Сончино, 1485-86)

   Здесь следует отметить два обстоятельства. Во-первых, евреи внесли заметный вклад в распространение книгопечатания на раннем этапе его существования. Так известно, что они, по словам академика Д.А. Хвольсона, с «неподдельным восторгом и радостным восхищением… ухватились за дело книгопечатания»1. Во-вторых, народ Торы сразу воспринял книгопечатание как Божий промысел, придав новому способу размножения текстов характер божественного благословения. Многие еврейские первопечатные книги пестрят благочестивыми высказываниями типографов (к примеру: «Да сподобит нас Господь умножить знание Закона и увеличить число книг среди евреев…»). Случаи негативного отношения к книгопечатанию (в отличие от положения в христианском мире) в еврейской среде были крайне редкими и резко пресекались. «А те, которые клевещут на эту работу, – читаем мы слова одного неаполитанского типографа в книге 1490 года издания, – будут отвечать за свой грех». Приведем яркий пример отношения – евреев к книгопечатанию, который относится к 1475 году, – времени возникновения еврейского книгопечатания.

Я искусство – венец всем искусствам,
Я разглашаю всякую сокровенную тайну,
Без пера начертания мои заметны,
Без писца я воплощаюсь в книгу,
Разом чернила проводятся у меня,
Без линейки письмо мое ровное.
Удивилась бы мне героиня Дебора,
Воспевавшая грифель писцов;
Найди бы она меня под землей,
Диадемой возложила бы меня в голову свою.

(Перевод с древнеевр. Д. Хвольсона)

   Это стихотворение обнаружено в конце книги «Арбаа Турим», автором которой был Якоб бен Ашер (конец ХIII в. – ок. 1340 г.) – крупнейший кодификатор, «отец ашкеназского ритуала». В этой книге кодифицирован практически весь галахический материал, она приобрела всеобщее признание, стала первой еврейской книгой, которую стали печатать. Как отмечают историки, это было сочинение, наиболее пригодное для разрешения вопросов житейской религиозной практики. Не случайно, каждая тринадцатая первопечатная еврейская книга – это «Арбаа Турим». Большая часть ее изданий выходила в Италии, но были издания и в Испании, Турции, возможно, в Португалии. Мы привели эти сведения, чтобы подчеркнуть высокую степень распространения стихотворения – похвалы книгопечатанию.

   Кто был автором этого стихотворения, точно неизвестно. Быть может, издавший книгу «Арба Турим» Мешуллам Куси, типограф из города Пиово ди Сакко в Италии, во всяком случае, возможный автор не принадлежит к числу великих еврейских поэтов средневековья. Ссылка поэта на Дебору связана со знаменитой «Победной песней» Деборы, где упоминаются писцы из Зевулона2. Интересно, что это стихотворение перекочевало в другие еврейские книги и более чем три столетия продолжало служить делу пропаганды еврейского книгопечатания. Были и другие формы его популяризации. Так один из первых еврейских типографов говорил о себе в своеобразном рекламном стиле: «Пишущий многими перьями без помощи чуда, много трудившийся над этим делом с целью распространения знания Закона во Израиле и постигший искусство печатать по всем правилам, столбец против столбца»3. Он особенно подчеркивал невиданную производительность нового способа, позволявшего ежедневно печатать две тысячи столбцов текста. Так еврейство встретило внедрение книгопечатания.

    Перейдем теперь к конкретной картине возникновения и становления еврейского книгопечатания. Причиной этого явления была возросшая потребность в книге, которую рукописный способ ее производства уже никак не мог удовлетворить. Предпосылки возникновения еврейского книгопечатания можно сформулировать следующим образом: первым еврейским типографиям было ЧТО печатать, КОМУ печатать и ДЛЯ КОГО печатать.

   Известно, что в средние века европейское еврейство отличалось сравнительно высоким уровнем образованности. Среди мужчин грамотность была почти поголовной; грамотой владели и многие женщины. В этом отношении еврейство превосходило окружающее христианское население. В еврейской среде ученость была высшим критерием человека, а ученый – наиболее уважаемой личностью. В распоряжении еврейских читателей была богатейшая религиозная литература: Библия, Талмуд, Мишна и др. Но не только. В средние века и в период раннего Возрождения жили и творили великие еврейские философы, комментаторы священных книг, кодификаторы, писатели и поэты. Среди них корифей средневековой еврейской поэзии, король поэтов Иегуда Галеви; великие поэты и мыслители Шломо Ибн Габирол и Иммануил Римский; к числу последних принадлежал и комментатор Библии Авраам Ибн Эзра. Огромное литературное наследие оставил Моше бен Маймон (Маймонид) в области философии, медицины, богословия, кодификации законов4, догматов и обрядов, и пр. Обобщенную характеристику еврейской книжности дал, обращаясь к европейцам, Д. Хвольсон: «Берите наши книги, читайте Св. Писание… и вы найдете то, чего напрасно станете искать у ваших греков и римлян. Вы найдете все высшие идеалы человечества, все благороднейшие мысли, за которые только боролось и борется все достойное и великое в мире; вы найдете там проповедь чистой любви, гуманности, справедливости, всеобщего мира, вы найдете могучий порыв к познанию, к истине»5. Таково было величайшее духовное наследие еврейства, которое ждало нового, прогрессивного способа производства книги.


Начало книги Моше нахманида "Хидушей ха-Тора" (Лиссабон, 1489)

   Когда и где возникло еврейское книгопечатание? Кто были люди, положившие первый камень в здание еврейского книгопечатания? Оно возникло в Италии, по некоторым сведениям, при помощи немецких типографов. В более конкретном плане в спор о родине еврейского книгопечатания могут вступить два итальянских города: Реджо-ди-Калабрия и Пьове-ди-Сакко близ Падуи.

   В первом из них 18 февраля 1475 года была выпущена самая ранняя датированная еврейская книга, т.е. с полными выходными сведениями в колофоне. Это был комментарий знаменитого Раши к Пятикнижию, избранный владельцем типографии Авраамом бен Гартоном бен Ицхаком для первого опыта. Единственный сохранившийся (дефектный) экземпляр первенца еврейского книгопечатания хранится в г. Парма, в Палатинской библиотеке. В Пьове-ди-Сакко типограф Мешуллам Куси завершил печатание своей первой книги (упомянутой выше «Арба Турим» Якоба бен Ашера) 3 июля 1475 года. (Сохранившиеся экземпляры хранятся в библиотеках США, Англии, Германии, России). Итак, вторая книга вышла в свет более чем на 4 месяца позднее, чем первая. Почему же возможен спор о первенстве? Это связано со сроками начала печатания. Этот процесс в типографии Реджо-ди-Калабрия начался не позднее начала 1474 г. (иначе тираж не был бы готов к февралю 1475 г.). Производственный процесс изготовления книги в типографии Пьове-ди-Сакко, объем которой превышал объем предыдущей книги в три раза, требовал не менее двух лет, а следовательно, он начался в 1473 г., т.е. раньше, чем в Реджо-ди-Калабрия.

   Попутно заметим, что еврейское книгопечатание возникло раньше, чем в Англии, Чехии, Австрии, Дании, Швеции, Португалии и почти на 80 лет опередило выход первых печатных книг в России. Если учесть то обстоятельство, что речь идет о народе, который не только не имел своей государственности, но и постоянно подвергался гонениям и притеснениям, а подчас и уничтожению, то дату начала еврейского книгопечатания следует считать удивительно ранней. До конца XV века в Италии, Испании, Португалии, Турции книги на еврейском языке печатались в более чем 20-ти типографиях. До настоящего времени выявлены 175 изданий еврейских инкунабул6. Всего, в этот инкунабульный период, увидело свет около 50 тыс. экземпляров еврейских книг. Наибольшее их число содержится в следующих хранилищах: Еврейская теологическая семинария в Нью-Йорке – 143, Еврейская Национальная и университетская библиотека в Иерусалиме – 65, Еврейский универсальный колледж в Цинцинати – 65, Королевская библиотека в Копенгагене – 50, Городская и университетская библиотека во Франкфурте-на-Майне – 49, Библиотека Петербургского отделения Института востоковедения Академии наук Российской Федерации – 38.

   Тиражи первопечатных книг были довольно высокими – до 400 экз., а их тематика – весьма разнообразной. Конечно, больше всего выходило религиозных изданий, комментариев к ним, богословских произведений и т.п. В то же время, среди инкунабул немало и произведений светского характера: словари, пособия по грамматике, сочинения по философии, художественная литература… Так, одной из первых инкунабул было великое произведение еврейской философской литературы «Море Невухим» («Путеводитель колеблющихся») Маймонида, переведенное с арабского оригинала на иврит в 1204 году. Выходили «Притчи» и сборник стихотворений Иммануила Римского (ок. 1268 – ок. 1330), этого «еврейского Гейне XIII века», поэтические произведения Шломо Ибн Габироля и др.

   Среди еврейских типографий конца XV – первой половины XVI вв. главное место занимают представители рода Сончино. Три поколения этой замечательной семьи, до переселения в Италию жившей в Германии, на протяжении двух третей века (с 1483 по 1547 гг.) вели активную издательскую деятельность. Династия типографов Сончино стала символом еврейского книгопечатания на этапе его становления. Девиз Сончино – «Из Сиона восходит Тора, а слово Божье – из дома Сончино» (парафраз стиха пророка Исайи) – справедливо отражает огромное значение этой семьи в развитии еврейского книгопечатания. Издательская деятельность типографов Сончино вполне сопоставима с вкладом, который внесли знаменитые типографские династии Мануция – в итальянское книгопечатание и Эльзевиров – в голландское. К тому же, династия Сончино возникла раньше династии Мануция (1494 г.) и намного раньше династии Эльзевиров (1581 г.). Истории издательско-типографской деятельности Сончино было посвящено несколько монографий (на иврите, немецком, английском и итальянском языках). Сведения об этом семействе имеются и в более общих работах. Ценная статья опубликована, например, в Краткой еврейской энциклопедии7.

   История династии Сончино, в деятельности которой как в зеркале проявились особенности возникновения и становления еврейского книгопечатания, безусловно заслуживает отдельного рассказа, а потому в этой обзорной статье мы ограничимся лишь самыми необходимыми сведениями, имеющими непосредственное отношение к нашей теме.

   Итак, типография «Бней Сончино», основанная врачом и знатоком Талмуда Исраэлем Натаном Сончино (ум. в 1492 г.?) и его сыном Иегошуа Шломо (ум. в 1493 г.) в небольшом итальянском городке Сончино, действовала с 1483 по 1489 гг. За это время там было напечатано около 20 книг, первой из которых стал талмудический трактат Брахот (1483 г.) с комментариями Раши (1040-1105) – крупнейшего средневекового комментатора Библии и Талмуда. Труд этот был издан в виде фолианта объемом около 900 страниц, ставшего двадцать девятой по счету еврейской печатной книгой. (Дошедшие до нас экземпляры хранятся в Британском музее, в библиотеке Франкфурта-на-Майне, в Бодлеянской библиотеке в Оксфорде, в библиотеке Палатина в Парме.)

   В сфере религиозной литературы особое значение имели полные издания Библии. Первое из них – на иврите с огласовками – было выпущено Иегошуа Шломо Сончино 23 февраля 1488 г. (Экземпляры этого издания хранятся в Британском музее, в Бодлеянской библиотеке в Оксфорде, в библиотеках Карлсруэ и Франкфурта-на-Майне). Всего с 1488 по 1572 гг. – в еврейских типографиях Италии, Испании, Франции, Швейцарии и Бельгии – было выпущено 16 полных изданий Библии.


Типографская марка Гершома бен Моше Сончино в 1522 - 33 гг.
   Центральной фигурой дома Сончино был племянник Иегошуа Шломо – Гершом бен Моше Сончино (1460 – 1534). С его именем связано открытие целого ряда типографий: в Неаполе, Бреша, Барко, Фано, Пезаро, Ортона, Салониках, Римини, Стамбуле и др. Такая богатая география объяснялась гонениями, которым подвергалась деятельность типографов Сончино. Гершом бен Моше, безусловно, личность выдающаяся. Будучи человеком широко образованным (владел греческим и латинским языками, был серьезным знатоком еврейской книги и пр.), он обладал недюженными организаторскими способностями и деловитостью, а масштабы его деятельности были весьма велики. Об этом, а также о характере этой деятельности, свидетельствует, в частности, эпиграф типографа к одной из изданных им книг. «Я Гершом, сын Моше – печатник народа, владелец замеча-тельной типографии, имя мое вспомнится во все века; я – свидетель переживаний и страданий изгнания. И усмотрел я, что Тору забыли: нет читающих Св. Писание, ибо нет средств для приобретения книг… посвятивший себя Торе находится в постоянной нужде… к тому же ему тяжело во время постоянных гонений вести многие книги из города в город, из царства в царство. Посему я, Гершом б. Моше Сончино, энергично взялся за Божье дело и напечатал 24 книги Св. Писания в миниатюрном размере, дабы они были у каждого человека днем и ночью… чтобы он читал их лежа и стоя, чтобы он без них не ночевал, чтобы он изучал их постоянно»8.

   Этот яркий отрывок, раскрывающий цели, смысл и особенности деятельности замечательного еврейского печатника, дополняется и другими обстоятельствами. Заботясь о расширении своего издательского ассортимента, Гершом б. Моше, например, совершал длительные путешествия во Францию, чтобы доставить оттуда нужные рукописи. Помимо книг на иврите Гершом выпустил свыше 60 изданий на греческом, латинском и итальянском языках. Это были сочинения Гомера, Аристотеля, древнегреческого писателя Арриана, Вергилия, Петрарки, знаменитого проповедника Савонаролы, Лоренцо Медичи и др. Тем самым, еврейский типограф внес весомый вклад в развитие литературы Ренессанса.

   Будучи известным гуманистом, Гершом Сончино постоянно помогал испанским и португальским марранам9, спасал их от преследований, но себя уберечь не смог. По доносу он был арестован, затем вынужден был уехать в Турцию, где и умер. Но типографская деятельность семьи Сончино продолжалась. Эстафету подхватили сыновья: Моше – в Салониках, Элиэзер – в Стамбуле и Салониках. Сын Элиэзера, Гершом Сончино (ум. в 1562 г.) – видимо, последний из печатников в этой семье – выпустил в 1557 г. две книги в Каире.

   Общие итоги издательской деятельности династии Сончино для своего времени внушительны. Всего ими выпущено 137 названий еврейских книг. В том числе: Талмуд – 26 изданий, Библия – 18, литургических произведений – 22, философских – 18, ряд грамматических, ритуальных и других сочинений. Как уже указывалось, в типографиях Сончино были напечатаны полные издания Библии, а также первое полное издание Мишны с комментариями Маймонида (1492 г.) в великолепном полиграфическом исполнении. Здесь следует отметить, что типографы из династии Сончино уделяли особое внимание внешнему оформлению своих изданий и качеству их полиграфического исполнения. Уместно упомянуть, что Гершом Сончино первым выпустил иллюстрированную печатную книгу на иврите (в качестве печатных форм для иллюстраций использовались деревянные гравированные доски). Издания Сончино печатались на прекрасной бумаге (кстати, известны еврейские первопечатные книги и на пергамене), с широкими полями, тексты украшались виньетками. Как правило, в них имелись колофоны10.

   Как и каждый еврейский печатник, семья Сончино имела собственный набор щрифтов, поначалу напоминавших лучшие рукописные буквы. Главным образом, они пользовались так называемым сефардским шрифтом – маленьким квадратным, довольно четким и красивым, учитывавшим технические особенности книгопечатания и ставшим исходным для последующих еврейских печатников.

   Интересно отметить, что вскоре еврейские книги стали печатать и типографы-неевреи. Наиболее известны из них Д. Бомберг и М. Джустиниани из Венеции. Это связано не только с коммерческими соображениями: интерес к еврейскому языку и литературе в период Ренессанса был характерен для определенных кругов тогдашней литературно-художественной элиты. М. Джустиниани в 1545 – 1552 гг. напечатал около 45 еврейских сочинений. «Любовь к изучающим наш святой язык, – писал еврейский корректор его типографии, – воодушевила его новым духом – его целью была общая польза»11

   Ранние еврейские печатные книги не имели пагинации и титульных листов; первый титульный лист был введен Гершомом Сончино в 1505 г., а пагинация (сначала ивритскими буквами) – появилась в 1509 г. Только в 1515 г. Д. Бомберг ввел в нумерацию страниц арабские цифры. Подавляющее большинство книг были большеформатными: из 175 инкунабул 106 отпечатано in folio (т.е. форматом в сложенный пополам бумажный лист – по современным стандартам от 60 до 64 см. высотой), а 10 – in quarto (т.е. форматом в сложенный вчетверо бумажный лист).


Начало "Книги пророка Даниила" из 2-го изд. еврейской Библии
(Венеция: Изд. Д.Бломберга, 1524 - 25)

   Конечно, многие еврейские первопечатные книги до нас не дошли. Еврейская литература – плоть от плоти еврейского народа – разделила его судьбу, постоянно подвергаясь клевете, преследованиям и уничтожению. Примеров этому великое множество. При изгнании евреев из Испании и Португалии в конце XV века погибло огромное количество еврейских книг: они публично сжигались на костре инквизиции. В 1569 г. в Италии, в Кремоне, были публично сожжены 12 тысяч книг лишь только потому, что они были напечатаны на еврейском языке.

   Если же, по разным причинам, некоторые книги отвергались самими евреями и их не разрешалось читать, то по еврейскому закону они не уничтожались, а хранились в так называемых генизах12. «Такое уважение к книге, – пишет российский историк книги, – единственный пример в истории человеческой культуры»13.

   Возникновение и становление еврейского книгопечатания – весьма яркая страница истории культуры еврейского народа. Несмотря на огромные трудности своего бытия, он сумел создать одну из ранних в Европе литератур на основе типографского способа производства книг. В дальнейшем европейская печатная книга на иврите, идише (это особая ветвь еврейского книгопечатания) заняла почетное место в книгопечатной продукции ряда стран. (Между прочим, интересно отметить, что в 1913 г. в царской России вышло в свет свыше 1500 названий книг на иврите и идише). Вообще, проблема влияния еврейского книгопечатания на культуры тех стран, в которых бытовала еврейская книга, остается мало изученным объектом. Правда, некоторые попытки имели место в этом плане. Так, отмечена большая роль еврейского книгопечатания в развитии культуры Италии в период Ренессанса14.

   В настоящей статье невозможно дать более или менее полный историографический обзор по истории возникновения и становления еврейского книгопечатания. Ограничимся отдельными примерами. Пожалуй, первым значительным историком и библиографом еврейской книги выступил Джованни де Росси (1742 – 1831), профессор восточных языков в Парме. Собрав большой массив рукописных и старопечатных книг, он поставил задачу точно установить историческое и библиографическое значение этих материалов. Для этого он предпринял критическое исследование в области истории еврейского типографского дела в ряде городов Италии: Ферраре, Саббионе, Кремоне в результате чего появились два каталога: «De hebraice tipographical origine…» (Парма, 1776), включавший 60 описаний, и «Annals hebraeo – typographice see. XV: Desсripsit fisocue commentario illustravit (Парма, 1795), куда вошло 86 описаний. К началу ХХ века выявлено около ста еврейских инкунабул, что было отражено в обобщающей статье немецкого исследователя А. Фреймана «О еврейских инкунабулах» («Centralblatt fьr Bibliothekswessen», 1902. Heft 3. S. 108 – 117).

   Из работ на русском языке укажем две. Первая – «Еврейские старопечатные книги» принадлежит перу крупнейшего российского семитолога и гебраиста, профессора Петербургского университета, почетного члена Петербургской Академии наук, Даниила Абрамовича Хвольсона (1819 – 1911). Эта работа известна в трех вариантах: в виде фундаментальной статьи (см. прим. 1) и двух отдельных изданий: на русском языке (СПб., 1896) и на иврите (Варшава, 1897). Эта работа до сих пор не потеряла своего научного значения из-за обилия текстов, извлеченных из труднодоступных источников, некоторые из которых, очевидно, уже утрачены. Хвольсон был также автором известных трудов по семитологии, книг против кровавого навета на евреев, а также – изданий книговедческого характера. В 1896 г. в Вильно на иврите вышел его труд «Каталог еврейских книг в библиотеке профессора Д. Хвольсона», содержавший описание 1994 книг. В их числе – 31 инкунабула, а также ряд редких книг, изданных в Венеции, Константинополе, Салониках и др. в период с 1500 по 1540 гг. В целом, Хвольсон приходит к выводу, что евреи увидели в книгопечатании новый, мощный рычаг мирового прогресса и много способствовали его распространению.

   Прошло много лет, прежде чем начальный период еврейского книгопечатания стал объектом нового исследования, основаного на значительно более широкой источниковой базе. В 1989 г. в Ленинградском институте культуры произошло неожиданное событие: была защищена кандидатская диссертация С.М. Якерсона «Инкунабулы на семитических языках (древнееврейский и арамейский) и их место в европейской книжной культуре ХV века». Это стало возможным, благодаря известным изменениям в обществе, настойчивости научного руководителя проф. И. Баренбаума, а также поддержке кафедры книговедения и истории книги Московского института культуры (которой в то время заведовал автор настоящей статьи). Диссертация была выполнена на основе изучения уникальных коллекций еврейской книги М. Фридланда (300 тысяч рукописей, 32 инкунабулы, 10 тысяч книг XVI-XVII вв.) и упомянутого собрания Д. Хвольсона, мировой литературы по теме, а также архивных документов, в частности, богатого архива Ленинградского отделения Института востоковедения Академии наук СССР. По теме диссертации С. Якерсон опубликовал ряд ценных работ, в том числе каталог еврейских инкунабул, хранящихся в фонде Библиотеки АН СССР.

   Исследование по истории еврейского книгопечатания ведутся, конечно, и в Израиле, однако масштабы и темпы этой работы явно недостаточны. Вызывает сожаление и то обстоятельство, что давно назревшая проблема создания Музея еврейской книги, несмотря на существующий основательно разработанный проект15, не получила пока своего достойного разрешения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Хвольсон Д.А. Еврейские старопечатные книги // Сборник в пользу начальных еврейских школ. СПб., 1896. С. 2.
2 Подробней об указанном стихотворении – в нашей статье «Об одном средневековом еврейском стихотворении» // Еврейский камертон [Прилож. к газ. «Новости недели». Т.-А.], 1999. 30 дек. C. 28 – 29.
3 Хвольсон Д.А. Указ. соч. С. 3.
4 Кодификация закона, в иудаизме – создание систематического свода законов Галахи (т.е. нормативной части иудаизма, регламентирующей религиозную, семейную и гражданскую жизнь евреев), вызванное необходимостью собрать и сохранить как устно передаваемые традиции, так и письменные постановления религиозных авторитетов.
5 Хвольсон Д.А. Указ. соч. С. 33.
6 Инкунабулы – произведения печати (книги, брошюры, листовки), выпущенные в свет с начала книгопечатания в Европе (т.е. с 1440-х гг. XV в.) до 1 янв. 1501 г.
7 См.: Сончино // Кр. евр. энциклопедия. Иерусалим, 1996. Т. 8. Кол. 430-431.
8 Еврейская энциклопедия. СПб., 1915. Т. 14. Кол. 859.
9 Марраны – евреи, ставшие жертвами насильственного крещения в Испании и Португалии (кон.14 – 15 вв.), и их потомки, втайне сохранявшие верность иудаизму (полностью или частично).
10 Колофон – строки, которыми писец или печатник заключали созданную ими книгу. Содержит выходные сведения, в которых указывались сведения о типографе, его помощниках, месте и времени печатания, а иногда также имя лица, финансировавшего издание; в ряде случаев встречаются колофоны с повествовательно-историческими и т.п. текстами, напоминающими послесловия. Позже часть информации перешла на титульные листы, а часть – в выходные сведения.
11 Хвольсон Д. А. Указ. соч. С. 39.
12 Гениза – место хранения пришедших в негодность свитков, книг (Библии, Талмуда, молитвенников и проч.), их фрагментов, а также предметов религиозного ритуала.
13 Кацпржак Е.И. История книги. М.,1964. С. 38.
14 См.: Буркгардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. Спб., 1904. С. 240 и др.
15 Подробнее об этом см.: Юниверг Л. Музей еврейской книги в Иерусалиме: (Из истории одного проекта) // Иерусалимский библиофил: Альма-нах. Вып. I. – Иерусалим, 1999. С. 17-32.

следующая глава
оглавление книги