ИЕРУСАЛИМСКИЙ КЛУБ БИБЛИОФИЛОВ

   Писатель и знаменитый библиофил В. Лидин как-то заметил: «Хорошие книги никогда не стареют, им дана вечная молодость и обновление во времени; они живой организм, воздух, без которого не может жить и развиваться человек». Нам, членам Иерусалимского клуба библиофилов, близка эта мысль, а потому мы ежемесячно собираемся в уютном зале библиотеки Сионистского Форума поговорить о хороших книгах, об их издателях и оформителях, о книгопродавцах и коллекционерах, об интересных автографах и судьбах книг из наших домашних библиотек.
   Еще в 1970-х годах в немногочисленной тогда русскоязычной общине Израиля выделялось несколько серьезных библиофильских собраний, принадлежавших известному букинисту-антиквару Якову Тверскому (коллекция русской иудаики), издателю-любителю Якову Вайскопфу (коллекция приключенческой и детективной литературы), крупному банковскому служащему Борису Вассерману (книги по истории и художественная литература), художнику и поэту Михаилу Гробману (собрание книг и альбомов по русскому изобразительному искусству).
   Сегодня картина несколько иная. Массовая волна алии 90-х гг. вызвала к жизни расцвет русской книги в Израиле, оживила читательский интерес к ней и среди старожилов. В последнее десятилетие ХХ века резко выросло в нашей стране и количество примечательных домашних русскоязычных библиотек.
   Что же до крупных библиофильских собраний, то они и сегодня так же редки, как и двадцать лет назад. Главная причина – таможенные сложности. Они не позволили, например, Владимиру Мазелю – одному из крупнейших петербургских библиофилов, известному своим наиболее полным собранием изданий о Петербурге – Петрограде – Ленинграде, замечательной подборкой книг издательства «Academia», а также коллекцией художественно-иллюстрированных изданий начала XX века, - привезти все свои книги в Израиль. Тем не менее, Мазель остался библиофилом, и в его небольшой квартире в Холоне уже появилась коллекция современных художественных изданий.
   Перебирая иллюстрированные приглашения на наши заседания, невольно мысленно возвращаешься к некоторым из них, особенно запавшим в память. Как не вспомнить, например, о первом заседании, состоявшемся в январе 1993 года? От его успеха зависела дальнейшая судьба клуба, активно поддержанного сотрудниками библиотеки Сионистского Форума во главе с Кларой Эльберт – доброй феей русскоязычной общины Иерусалима. Решено было посвятить этот вечер 80-летию Якова Тверского – крупного букиниста-антиквара и издателя. За четверть века в Израиле бывший киевлянин, а позже – ленинградец заслужил признательность книголюбов, полюбив-ших его уютный магазин на улице Шенкин в центре Тель-Авива, а также благодарность многих русскоязычных авторов, которым он помогал распространять их издания по всему миру.
   На чествование юбиляра собралось свыше 100 человек, причем, помимо иерусалимцев, было немало людей, специально приехавших из других городов. Казалось бы, о лучшей обстановке для открытия клуба трудно было даже мечтать, но, увы, неожиданный удар пришелся со стороны самого юбиляра: за два часа до начала заседания он позвонил из Бней-Брака, где жил, и сообщил, что скорее всего не приедет на вечер из-за обострившейся болезни жены. Отменять открытие клуба было уже поздно, заменять тему – тоже. И вот я стою перед переполненным залом и начинаю рассказывать о целях и задачах нового клуба, о предполагаемой тематике и планах на ближайшие заседания, а сам посматриваю на входную дверь, откуда должен бы появиться юбиляр. Но все тщетно: в критический момент, когда более затягивать вступительное слово было нельзя, ко мне подошла Клара и шепнула: «Только что звонил Тверский, извинился, что подводит нас, но оставить жену в таком состоянии не может...» На раздумья времени не оставалось, и я вы-нужден был сообщить собравшимся неприятную новость.
   В зале поднялся ропот недовольства и понятного огорчения. Большинство склонялось к переносу вечера на то время, когда Тверский сам сумеет приехать в Иерусалим. И как главный аргумент прозвучало: «Ведь он даже не сможет услышать, что мы хотим ему сказать!» И тут я, неожиданно для себя, воскликнул: «Вы не правы: Тверский все услышит – у нас есть диктофон!» И взяв со стола портативный аппарат, показал его залу…
   Самое удивительное то, что, в конце концов, первое заседание Клуба прошло удачно: желающих выступить было более, чем ожидалось, все говорили с самым искренним чувством благодарности юбиляру, причем обращались не столько к залу, сколько... к диктофону. Через несколько дней, прослушав запись, Тверский философски заметил: «Согласитесь: ведь не каждому при жизни удается побывать на собственном вечере памяти и выслушать сразу столько добрых слов. Будь я там, многим было бы неловко говорить мне все это в лицо». Увы, вскоре Тверский сам заболел, а через полгода скончался.
   В дальнейшем наши ежемесячные заседания органично вписались в необычайно интенсивную культурную жизнь русского Иерусалима, занимая в ней заметное место. При всем разнообразии наших интересов, связанных с книгой, мы стараемся избегать чисто литературных вечеров типа презентаций новых книг, если они не касаются вопросов книгоделания, то есть истории изданий, искусства книги или типографского мастерства.
   Пожалуй, наиболее широкий резонанс имели четыре заседания, посвященные еврейскому самиздату в бывшем СССР, а также еврейской периодике в странах СНГ и Балтии. На этих вечерах члены клуба впервые познакомились со многими авторами, редакторами и распространителями еврейского самиздата, немало сделавшими для подготовки массовой алии 1980-90-х гг. Среди выступавших были И. Бегун, М. Бейзер, В. Браиловский, А. Воронель, Ф. Дектор и др., а также историк, собиратель и библиограф еврейской периодической печати В. Карасик. Общими усилиями они приоткрыли завесу тайны над загадочным еврейским самиздатом, существовавшим где-то рядом с нами, но умело скрытым от глаз непосвященных.
   Большое внимание клуб уделяет популяризации творчества местных художников, связанных с книжной графикой. Нашими гостями были Ася Векслер, Моше Гимейн, Ольга Касьяненко, Татьяна Корнфельд, Ителла Мастбаум, Александр Окунь и др. Периодически мы проводим обзоры современных изданий, вышедших в Израиле, России или русском зарубежье. Заслуженной известностью пользуются заседания, посвященные судьбам книг из домашних библиотек членов клуба. Как правило, многие из этих книг – с автографами авторов, адресованными их нынешним владельцам. Тут вспоминаются яркие выступления прозаика Руфи Зерновой, драматурга Бориса Голлера, литературоведов Валентины Брио и Михаила Вайскопфа, юриста Генриха Рейдера, редактора и переводчика Инны Рубиной, искусствоведа Бориса Ландсмана, физиолога Иосифа Фейгенберга, библиофила Жоржа Штеймана… Почти каждый из их сюжетов достоин отдельной новеллы.
   Немало добрых слов заслужил цикл заседаний, посвященных роли книгоиздания в той или иной области знания или культуры: «Книга и наука», «Книга и искусство», «Книга и музыка», «Книга и кино»… На последнем блестяще выступили кинорежиссер-документалист Герц Франк, киновед-итальянист Елизавета Викторова и кинокритик Семен Черток.
   Ряд заседаний клуба, проведенных автором этих заметок, был посвящен деятельности издателей первой трети ХХ века: Владимира Антика, Абрама Вишняка, Зиновия Гржебина и Иосифа Кнебеля. Доклады сопровождались демонстрацией их изданий, во многом сохранивших свою научную и художественную ценность до сегодняшнего дня. Историко-книжным вопросам были посвящены и встречи с петербургскими книговедами, профессорами Петербургской академии культуры Иосифом Баренбаумом и Ингой Шомраковой. Особый интерес членов клуба вызывают встречи с крупными библиофилами, владельцами оригинальных книжных собраний. Так, у нас в гостях побывали москвич Лев Мнухин – известный собиратель книг, рукописей и других материалов, связанных с жизнью и творчеством Марины Цветаевой; бывший киевлянин Захар Давыдов, владеющий уникальной коллекцией материалов о Максимилиане Волошине; наконец – два сопредседателя Ор-ганизации российских библиофилов (ОРБ): москвич Марк Рац и петербуржец Велемир Петрицкий, а также бывший секретарь ОРБ Григорий Климов.
   Несколько заседаний клуба было посвящено экслибрисам. В них шла речь о художниках - создателях книжных знаков с еврейской тематикой или символикой, о библиофилах - адресатах экслибрисов, а также о коллекционерах - владельцах значительных собраний такого рода графических миниатюр. Ведет эти заседания Леонид Курис – известный художник-график, автор более 500 экслибрисов, сумевший не только собрать во время своей жизни в Киеве около 25 тыс. книжных знаков, но и вывезти эту коллекцию в Тель-Авив, где он живет последние годы.
   В заключение остается добавить, что все заседания ИКБ записаны на магнитофонные кассеты, хранящиеся в архиве клуба, а его документальная история нашла отражение в альбомах, где помимо фотографий находятся вырезки из газет с публикациями, посвященными заседаниям ИКБ. Думается, что к ним не раз еще обратятся будущие летописцы русско-еврейской общины в Израиле.

Леонид Юниверг,
председатель ИКБ

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги