В этой рубрике рецензируются книги на русском языке авторов-израильтян, изданные в Израиле или за рубежом, и ставшие, по общему признанию, определенным событием в русскоязычной литературе. Так, напр., книга А. Гольдштейна получила в России сразу две премии: Малый Букер и Антибукер за 1997 г.

ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЙ ДЕТСКОЙ КНИГИ*


* Ганкина Э.3. ...Для сердца и разума: Детская иллюстрированная книга в России (конец XVII – I половина. ХIХ вв.). – Иерусалим, 1998. – 224 с.: ил. – Тир. 300 экз.

   Как ни странно, но именно в Иерусалиме была издана долгожданная монография д-ра Эллы Зиновьевны Ганкиной, посвященная детской иллюстриро-ванной книге в России конца XVII – начала XIX вв. Напи-санная в Москве на основе коллекции детских книг Отдела редких книг Российской государственной библиотеки (бывшей "Ленинки"), она бы-ла окончательно доработана и подготовлена к печати уже в Иерусалиме, где автор живет с 1992 года.
   Имя Ганкиной давно и прочно связано с историей иллюстрированной детской книги в России: достаточно напомнить о ее серьезном монографическом труде "Русские художники детской книги" (М., 1963) или о книге очерков "Художник в современной детской книге" (М., 1977). Однако хорошо известен и ее интерес к западноевропейской и американской детской художественной книге, о чем Элла Зиновьевна могла составить представление на многих международных выставках, в которых ей довелось принимать участие в качестве члена жюри или гостя. Думается, что любителям книги памятны ее содержательные статьи в профессиональных и научно-популярных изданиях, таких как сборник "Искусство книги", журналы "В мире книг", "Детская литература" и другие. Интерес автора к всеобщей истории детской книги возник давно: в 1970-80-х гг. Ганкина дважды была стипендиатом Международной юношеской библиотеки ЮНЕСКО в Мюнхене – этом уникальном научном центре изучения мировой детской книги. Таким образом, она имела возможность познакомиться не только с лучшими образцами детских книг разных стран, но и с исследованиями в этой области крупнейших специалистов Запада. Во вступительной статье к сборнику "Детская книга вчера и сегодня" (М., 1988), составленном ею по материалам зарубежной печати, Ганкина сделала первую попытку рассмотреть искусство художников детской книги в исторических связях с искусством Европы и Америки.
   Итак, о чем же повествует новая книга известного искусствоведа? Сам автор отвечает на этот вопрос так: "О тех старинных, большей частью давно забытых книжках и книжечках для детей, которые выпускали, начиная с первопечатника Ивана Федорова и до типографов и издателей пушкинского времени, российские деятели культуры, озабоченные просвещением и нравственным воспитанием вступающего в жизнь юношества".
   Так что на этот раз Ганкина попыталась восстановить историю создания и бытования старинной русской детской книги, обратясь к ее истокам. В то же время, она предупреждает, что этот труд еще нельзя с полным основанием назвать историей, так как все исследование построено на материалах лишь одной московской коллекции и без учета, например, серьезных собраний Санкт-Петербурга. Тем не менее, автор считает фонд Отдела редких книг РГБ достаточно представительным и типическим, чтобы на его основе составить "приблизительный очерк развития детской иллюстрированной книги в России за период с XVII до первой половины XIX веков". Кроме того, в своей работе Ганкина широко использовала библиографические описания, сделанные когда-то книгопродавцами, издателями и библиофилами, а в своих поисках опиралась на исследования специалистов 1920-х гг., и особенно – на труды библиографа О.В. Алексеевой, обследовавшей почти все русские государственные и частные коллекции детских книг и описавшей более по-лутора тысяч экземпляров. Остается добавить, что кое-какие интересовавшие искусствоведа редкие западноевропейские издания ей удалось обнаружить в Национальной и университетской библиотеке в Иерусалиме.
   Уже в предисловии автор предупреждает читателей, что высокая художественность и безупречное качество – "свойства весьма проблематичные для картинки в старинной детской книжке". Конечно же, те издания не похожи на современные большеформатные книжки, привлекающие многими красочными иллюстрациями и цветной лакированной обложкой, а то и нарядным переплетом. У них более чем скромная внешность и, как правило, небольшой, а порой и миниатюрный формат. Они стремились скорее назидать, нежели развлекать своего читателя, охотнее рассказывали о боже-ственном или о древней истории, чем о реальной жизни, от которой всегда немного отставали. Однако не следует судить старую детскую книгу исходя из критериев нашего времени. Надо отдать должное усилиям старых русских издателей, искренне желавших сделать детскую книжку воспитателем сердца и разума русских детей.
   Ганкина в своей книге убедительно показывает, что иллюстрации для детей и детская литература долго шли совершенно разными путями, причем иллюстрирование нередко отставало от литературы или, наоборот, опережало ее, подчиняясь при этом, прежде всего, законам книжного рынка, состоянию типографского дела и особенно – уровню освоения техники гравюры на металле и литографии, которые в течение длительного времени бы-ли единственными способами воспроизведения рисунка в книге. На большом фактическом материале автор монографии прослеживает, как со временем и русские издатели утвердили оригинальное место книжки с картинками в общеевропейском искусстве детской книги. В "Послесловии" к книге Ганкина предлагает свое определение места старинной русской книги для детей в общеисторической системе детского книгоиздания и мировой истории искусства книги. В российском книговедении это сделано впервые.
   А теперь немного о культуре издания самой рецензируемой книги. Важным дополнением к основному тексту служат около сорока фоторепродукций обложек и иллюстраций из описываемых в тексте книг, 30-страничные комментарии и развернутая библиография, представляющая собой список почти 50 источников для изучения старинной русской детской книги. Есть и Summary на английском языке. Но, к сожалению, бросается в глаза отсутст-вие именного указателя – одного из обязательных компонентов современно-го справочного аппарата книги. Есть претензии и к библиографическому описанию книг, данных в подстрочных сносках и в списке источников...
   Немного о внешности книги. Удачно оформленная обложка и хорошего качества текстовая бумага, увы, не перекрывают те недочеты, которые видны не только специалистам, но и простым любителям книги. К таким просчетам следует отнести весьма узкие поля страницы, низкое качество воспроизведения ряда репродукций обложек и книжных иллюстраций, их неудачное расположение на страничных разворотах, некоторая скудность и однотипность в оформлении книги, что явно не оправдано: достаточно напомнить, что в описываемую эпоху было необычайно много всевозможных политипажей, часть из которых помещена и на репродуцируемых обложках. Хочется надеяться, что это скромное малотиражное издание – лишь первый подход к серьезной и безусловно важной для истории книги теме, а потому полноценное исследование, как и более художественное издание, еще впереди.

Леонид Юниверг

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги