Григорий Казовский,
Борис Ландсман

ЕВРЕЙСКАЯ ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ КНИГА В СССР
(К проекту "Словаря художников еврейской книги в СССР")

   В марте 1914 года управляющим «Vilner Farlag В. Kletzkin» – одного из ведущих в то время еврейских издательств, находившихся в Вильно, стал Нахум Штиф (1879-1933, литературный псевдоним – Баал-Димьон) – историк еврейской литературы и исследователь языка идиш, публицист и общественный деятель. Этому предшествовали следующие события. В 1912 году в кишиневско-одесском издательстве «Far unzere kinder» («Нашим детям») стала выходить одноименная серия книг для детей. Поначалу лишь некоторые книжки издательства содержали элементы художественного оформления – рисованные обложки и декоративную марку издательства, выполненные Наумом-Бером Патладжаном (1880 – после 1961). И только после того, как изданием серии стал руководить Н. Штиф, привлекший к оформлению серии ряд молодых еврейских художников – Менахема Бирнбойма, Льва Бродаты (1889-1954), Бенциона Цукермана (1890-1942[?], погиб в Минском гетто) и, наконец, Марка Шагала (1887-1985), – рисованная обложка и иллюстрации в тексте становятся интегральным компонентом ее книг. Их появление, а также сама принципиальная позиция издателя, ознаменовали собой новую эпоху в еврейском издательском деле. Позже Б. Клецкин стал компаньоном Штифа в этом предприятии. Разумеется, это – лишь эпизод богатой истории еврейской иллюстрированной печатной книги, начало которой почти совпадает с началом книгопечатания. Иллюстрированные книги на языках иврит и идиш – многочисленные издания Пасхальной Агады, географические сочинения, астрономические и медицинские трактаты, книги по кашруту, литературные произведения, украшенные гравюрами, изящными виньетками, инициалами, заставками и концовками, – печатались на протяжении XVI-XVIII вв. в еврейских типографиях Центральной и Западной Европы – в Венеции, Вероне, Праге, Кракове и Франкфурте. Некоторые их издания не уступали по качеству и богатству иллюстраций, разнообразию и изяществу шрифтов лучшим образцам книжного искусства той эпохи.
   Позднее, в ходе эмансипации и успехов светского образования, центр еврейского книгопечатания перемеcтился в Восточную Европу, где оно, под воздействием различных факторов (дискриминационное по отношению к евреям законодательство, особенности религиозной жизни и общинного устройства, своеобразие еврейского книжного рынка, жесткий цензурный контроль), постепенно утратило динамичность своего развития, его технические приемы законсервировались, а художественное оформление книг почти совсем исчезло. Полноценные иллюстрации вытеснялись серийными украшениями титульных листов, напоминающими политипажи, а некоторые произведения еврейской литературы, пользовавшиеся постоянным спросом у массового читателя («Иосифон», «Цейна у-рейна» и т. п.) и часто переиздававшиеся, печатались, как правило, со старых досок, стиравшихся от многократного использования, а потому иллюстрации в таких книгах нередко были весьма низкого качества. Единичные издания оригинальных произведений еврейской литературы в Восточной Пруссии, а со второй половины того же столетия – в Вильно и Варшаве, общей картины не меняли.
   Стремительное развитие литературы и журналистики на языках идиш и иврит, модернизация их эстетических норм, начавшаяся в последней четверти XIX века, не только стали одной из причин возникновения новых еврейских типографий и расширения географии еврейского книгопечатания, но и потребовали пересмотра традиционного для еврейского книжного дела подхода к оформлению книги. Значительное отставание в этой области было особенно заметным на фоне достижений европейского искусства книги и осознавалось еврейской творческой интеллигенцией как одна из существенных проблем национальной художественной культуры. Необходимость создания еврейской оригинальной иллюстрированной книги декларировалась среди целей различных еврейских художественных обществ, и соответствующие пункты были внесены в их уставы (напр., Еврейского общества поощрения художеств и Еврейского литературно-художественного общества). Поиски путей решения этой проблемы, попытки создания современного, отвечавшего требованиям времени, книжного оформления – стали одним из факторов, предопределивших взаимопритяжение еврейских литераторов и художников.
   Постоянные контакты, творческое взаимодействие молодых художников с литераторами-новаторами и вообще с той средой, в которой формировались новые идеи о национальной литературе и искусстве, становятся характерной приметой еврейской художественной жизни с начала XX века. Один из первых результатов этого сотрудничества и, в то же время, образцов нового художественного оформления еврейской книги – литографии Шимона-Бера (Бернарда) Кратко (1884-1960) – рисованная обложка и декоративные шмуцтитулы к третьему тому собрания сочинений И.Л. Переца [драматические произведения на идиш], изданному варшавским издательством «Прогресс» в 1910 г.
   Заметную роль играли еврейские художники и в сионистском движении, видевшем в национальном искусстве мощное пропагандистское средство и развернувшем в начале века активную издательскую деятельность. Книжная графика ведущих художников, «мобилизованных» сионизмом, – Эфраима-Моше Лиллиена (1874-1924) и Йосефа Будко (1880-1940) – оказала значительное влияние на оформление книг на еврейских языках. Главной заслугой этих художников следует признать внедрение ими в национальное издательское дело современных европейских принципов оформления книги, понимание иллюстрированной книги как особого рода произведения искусства, в котором иллюстрации, шрифт и другие элементы книжного декора не просто визуально дополняют текст, но образуют с ним органическое единство, художественное целое.
   Таким образом, в первое десятилетие нашего века в еврейском книгоиздательстве реально ощутимы все признаки обновления и подъема, заметные и в возрождении книжной иллюстрации. Нахум Штиф, о котором шла речь в начале этого чрезвычайно краткого и схематичного очерка истории этих процессов, во многом стимулировал новые тенденции. Он стал одним из первых среди еврейских издателей, систематически и направленно сотрудничавших с еврейскими художниками. Не случайно также и то, что обновление художественного языка наиболее отчетливо проявилось в сфере издания детской литературы. Выпуску иллюстрированных книг для детей на языках иврит и идиш уделялось особое внимание в связи с развитием еврейских учреждений начального и среднего образования. Ко времени начала Первой мировой войны еврейские иллюстрированные книги для детей выпускались целым рядом издательств в Варшаве, Вильно и Нью-Йорке.
   В начале 1920-х гг. СССР становится одним из крупнейших центров еврейского книгоиздательства – как по количеству и тематическому разнообразию, так и по качеству оформления и иллюстрирования книг. Этот яркий и плодотворный период, отразившийся во всех областях художественной деятельности, объясняется не только тем, что ведущие издательства – в Москве, Киеве и Минске – субсидировались за счет государства (в то время, как в Америке и Польше они были, как правило, частными, что, естественно, ограничивало их возможности). Важно и то, что с 1925 по 1931 гг. в Москве существовал Еврейский полиграфический техникум, а в Киеве, в 1924-1931 гг. – Еврейская художественно-промышленная школа, готовившие квалифицированных художников книги и работников полиграфии.
   Главное же, что еврейская иллюстрированная книга воспринималась как интегральная часть современного национального ис-кусства, привлекая ведущих еврейских художников – Натана Альтмана (1889-1970), Иосифа Чайкова (1888-1986), Элиэзера Лисицкого (1890-1941), Иссахара-Бера Рыбака (1897-1935), Сару Шор (1897-1981), Ниссона Шифрина (1892-1961), Марка Эпштейна (1897-1947) и др. Им удалось органично содинить радикальные элементы художественного авангарда и новейшие принципы книжного оформления с традиционными приемами еврейского народного искусства, создавая яркие, убедительные образцы нового книжного дизайна, не только не затерявшиеся на фоне лучших достижений мирового искусства книги, но и оказавшие влияние на развитие этой особой области в других центрах еврейской культуры. Диапазон творчества этих художников чрезвычайно широк – от своеобразных альбомов-папок («Хад-Гадья» Э. Лисицкого. Киев, 1919; «Песнь песней» И. Чайкова. 1919, не издано), иллюстраций для периодики, детских и учебных изданий (вплоть до рисованной обложки А. Тышлера для учебника по геометрии на идиш) – до оформления книг еврейских писателей (переводных и оригинальных), издававшихся на языках народов СССР (главным образом – на рус., укр. и белорус. яз.).
   Новое поколение еврейских художников, заявившее о себе во второй половине – конце 1920-х гг. – Меир Аксельрод (1902-1970), Мендель Горшман (1902-1972), Илья Эйдельман (1908-1943?), Герш Ингер (1909-1995), Эммануил Шехтман (1900-1941), Илья Зевин (1904-1942), Исаак Мильчин (1894-1941?), Цфанья Кипнис (1905-1982), Бер Бланк (1897-1957), Моисей Фрадкин (1904-1981) и др., – во многом продолжило традиции своих предшественников и учителей. Молодые графики оформляли книги классиков еврейской литературы и произведения советских еврейских писателей (главным образом, для детей), как на идиш, так и в переводах с него.
   С начала 1930-х гг., в связи с ужесточением советской национальной и культурной политики, ситуация в еврейском книгоиздательстве (как, впрочем, во всем советском искусстве) стала ухудшаться – закрывались издательства, падал тираж изданий, все меньше внимания уделялось их оформлению. Этот процесс продолжался до разгрома еврейской культуры в СССР в 1949-1950 гг. Одним из последних вышедших в тот период иллюстрированных изданий на идиш стала книга Льва Квитко «Алефбейс» (М.: Изд-во «Дер Эмес», 1947) в оформлении Михаила Ио (1893-1960), после которой в издании книг на идиш (или переводов с этого языка) наступила «пауза», продолжавшаяся почти десять лет. Лишь в самом конце 1950-х гг. начинают появляться иллюстрированные издания еврейской литературы в переводах на русский язык (одни из первых, вышедшие в 1957 г., – папка автолитографий Анатолия [Танхума] Каплана (1902-1980) «Заколдованный портной», а также «С ярмарки» и «Рассказы» Шолом-Алейхема с иллюстрациями Н. Альтмана). Это время совпадает с началом творческой биографии художников так называемого «второго русского авангарда», пытавшихся возродить традиции «классического» русского авангарда начала века с учетом достижений современного западного искусства. Не случайным было обращение многих художников этой группы: Ильи Кабакова (р. 1933), Дмитрия Лиона (1925-1993), Виктора Пивоварова (р. 1937), Михаила Гробмана (р. 1939) и др. – евреев по происхождению – к еврейской, «непрестижной» тогда книге. Для них, непризнанных в то время и нередко находившихся в конфронтации по отношению к официальной художественной системе, иллюстрации к изданиям на идиш или переводов с этого языка, как и работа в журнале «Советиш геймланд», были не просто источником официального заработка, но, прежде всего, выражением своей творческой и национальной позиции.

* * *

   В течение многих лет искусствовед Борис Ландсман, репатриировавшийся с Украины и живущий сейчас в Иерусалиме, собирает материалы для капитального «Словаря художников еврейской книги в СССР». Всякий, кто хоть немного знаком с особенностями биобиблиографической работы, знает, какой это кропотливый, изнуряющий труд, особенно если это касается иллюстрированных изданий (нередко приходится просматривать несколько экземпляров одной и той же книги, так как часто в библиотеках, во время переплетных работ, выбрасывают рисованную обложку). Несмотря на все трудности, Ландсман выявил и описал множество иллюстрированных книг и разыскал сведения о почти двухстах художниках еврейской книги. В последнее время Б. Ландсман и автор данного предисловия, также занимающийся исследованиями в области еврейской иллюстрированной книги, пытаются найти возможность для объединения своих усилий в этой сфере.
   Среди обширной литературы по истории иллюстрированной книги до настоящего времени отсутствует «еврейский отдел». Недостаток серьезных исследований, в частности по искусству еврейской книги за последние сто лет, вызывает чувство недоумения, особенно если вспомнить, что в этой области работали выдающиеся художники, многие из которых занимают видные места в иерархии искусства нашего века. Настоящая публикация, конечно же, не претендует на то, чтобы заполнить этот «пробел». Главная ее цель – информация о том, что такая работа ведется.

Григорий Казовский

Бланк Бер Пинхусович
Род. 18.06.1897 г. в Либаве; ум. 20.07.1957 г. в Харькове.

График. Учился в Харьковском художеств. ин-те (1922-29) у С. Прохорова и М. Шаронова. Жил и работал в Харькове. Участник выставок с 1927 г. Был членом АРМУ (Ассоциация революционного мистецтва [искусства] Украины). В 1928-1932 гг. был членом художественной секции «ГЕЗКУЛТ» (О-во пролетарской еврейской культуры). В 1930-50-х гг. сотрудничал с издательствами Киева, Харькова, Одессы; иллюстрировал (гл. обр., в технике ксилографии и линогравюры) книги Л. Квитко, Менделе Мойхер-Сфорима, Дер Нистера, Шолом-Алейхема, и др. С 1929 г. преподавал в разных художественных учебных заведениях Харькова.

Литература:

Гравюра в СССР за 10 лет (1917-1927): Каталог выставки. М., 1927.
Журн. «Искусство» [М.; Л.]. 1938. № 5.
«Художники-графики Харькова»: Каталог выставки. М., 1938.
Журн. «Образотворче мистецтво». [Киев]. 1939. № 6,7.
Изобразительное искусство УССР: (Альбом). М., 1957.
Касиян В., Гурченко Ю. Украинская советская графика. Киев, 1957 (на укр. яз.)

Книги, иллюстрированные художником* :


* Описания книг даны на языке оригинала. Книги на идиш дополнены переводом на рус. яз.

Кабаков Илья Иосифович
Род. 30.9.1933 г. в Днепропетровске

График, живописец, писатель, теоретик искусства и культуры. В 1957 г. закончил московский Художественный институт им. В. Сурикова. Дипломная работа – иллюстрации к повести Шолом-Алейхема «Блуждающие звезды». Участник выставок с 1958 г. В течение 1960-80-х гг. как художник книги активно сотрудничал с московскими издательствами, гл. образом – «Детская литература» и «Малыш». В то же время, стал одним из признанных лидеров и влиятельных теоретиков российского концептуализма, а позднее – интернационального современного искусства. В настоящее время живет в США.

Литература:

Пивоваров В. Книга Ильи Кабакова // Дет. лит-ра. 1969. № 9.
Wallach A. Ilya Kabakov. The Man Who Never Threw Anything Away / Introduction by Robert Storr; with commentaries by Ilya Kabakov. New York, 1996. (Имеется подробная библиография).

Книги, иллюстрированные И. Кабаковым:

1. Олевский Б. Ося и его друзья: Повесть. – М.: Детгиз, 1956. – (Пер. с идиш).
2. Телесин 3. Дедушкина шапка: Стихи для детей. – М.: Детгиз, 1956. – (Пер. с идиш).

Тышлер Александр Григорьевич
Род. 14 [26]. 7. 1898 г. в Мелитополе; ум. 23.6.1980 г. в Москве

Живописец, график, художник театра и кино, скульптор. Учился в Киевском художественном училище (1912-1917) и в студии А. Экстер (Киев, 1917-1918). В 1918 г. был одним из организаторов Художественной секции еврейской Культур-Лиги, создал эскизы декораций для спектаклей ее театральной студии. В 1919 г., совместно с И. Чайковым, иллюстрировал детский журнал на идиш «Шретлах». Весной 1920 г. произведения А. Тышлера (под псевдонимом Джин-Джих-Швиль) экспонировались на Первой еврейской художественной выставке скульптуры, графики и рисунка, организованной Культур-Лигой в Киеве. В 1921 г. Тышлер переехал в Москву, учился во ВХУТЕМАСе (1921-1923) у В. Фаворского. В 1925-1930 гг. был членом Общества станковистов (ОСТ). В 1920-40-е гг. оформил ряд спектаклей в еврейских театрах Украины, Белоруссии и России. Иллюстрировал книги в различных московских издательствах. В 1926 г. выполнил марку издательства Общества землеустройства еврейских трудящихся (ОЗЕТ).

Литература:

Сыркина Ф. Александр Тышлер. М., 1966.
Молок Ю. Александр Тышлер // Искусство книги. 1965/66. М., 1970. Вьш. 6. С. 54-65.
Александр Тышлер. 1898-1980. Живопись. Графика. Скульптура. Театр: Каталог выставки / Вступ. ст. Д. В. Сарабьянова; Сост. Ф. Я. Сыркиной. М., 1983.

Книги, иллюстрированные А. Тышлером:


Эпштейн Марк Исаевич (Моисей Цалерович)
Род. 19.2.1899 г. в Бобруйске; ум. 19.8.1949 г. в Москве

Скульптор, график, живописец, театральный художник, педагог. В 1911-1918 гг. учился в Киевском художественном училище в классе скульптора Ф. Балавенского. В начале 1918 г. был избран в члены правления Киевского отделения Еврейского общества поощрения художеств. Весной того же года произведения М. Эпштейна экспонировались на Выставке картин и скульптуры художников-евреев. Летом 1918 г. стал одним из организаторов Художественной секции еврейской Культур-Лиги. С 1919 г. преподавал в ее художественной студии, а с 1922 г., когда студия была преобразована в Киевскую еврейскую художественно-промышленную школу, бессменно возглавлял ее вплоть до закрытия в 1930 г. За это время воспитал целую плеяду еврейских художников. В 1925 г. Эпштейн стал членом ОСМУ (Объединение современных художников Украины). На протяжении 1920-х гг. оформил ряд спектаклей в Харьковском ГОСЕТе и киевском театре «Кунст-Винкл». В те же годы Эпштейн являлся одним из ведущих еврейских художников книги на Украине: разработал образцы оригинальных декоративных шрифтов, проиллюстрировал большое число изданий произведений еврейской литературы, а также многих периодических изданий, главным образом, в киевском издательстве «Култур-Лигэ». С 1932 г. жил в Москве.

Литература:

Марголин С. Еврейский ВХУТЕМАС // Прожектор. 1926. № 19. С. 30.
Адольф Г. Художник Марк Эпштейн // Життя й революцiя. 1930. № 6.
Антропов А. и др. Талантливый и взыскательный художник // Московский художник. 1959. № 17(53) (окт.). С. 4.
Папета С. Авангард и архаика. Жизнь и творчество Марка Эпштейна // Эйникайт (Киев). 1996. № 1-2 (20-21) (июнь). С. 1-2.
Папета С. Жизнь и творчество Марка Эпштейна // Егупец. [Киев], 1997. № 3. С. 71-88.

Книги, иллюстрированные М. Эпштейном:


предыдущая глава следующая глава
оглавление книги