Ирина Рацкевич

"ПАСХАЛЬНАЯ АГАДА" ДАВИДА МОССА

   Великолепным примером подлинного произведения книжного искусства является рукописная «Пасхальная Агада» *, созданная израильским художником Давидом Моссом и названная в честь ее творца – «Песнь Давида». История создания этой книги, рассказанная автором на одном из заседаний Иерусалимского клуба библиофилов, представляет, на наш взгляд, значительный интерес, а потому мы решили познакомить с ней и наших читателей. Однако прежде, чем перейти непосредственно к описанию этой уникальной книги, остановимся вкратце на понятии «праздник Песах».


* Пасхальная Агада (сказание) – традиционный свод благословений, псалмов, отрывков из мидрашей, читаемый в ходе пасхального седера и рассказывающий об Исходе из Египта.

   Песах, или Прохождение, – первый из главных религиозных праздников, упоминаемых в Библии – отмечает освобождение израильтян после более чем 400-летнего рабства в Египте. Начинается 15 нисана и длится семь дней в Эрец-Исраэль и восемь дней в странах диаспоры. Кульминацией Песаха служит седер – в высшей степени обрядовая трапеза, устраиваемая дома в первый (иногда и во второй) вечер праздника. Означающий на иврите «порядок», седер проходит в последовательности, предписанной в «Пасхальной Агаде». Чтобы удержать внимание детей при длительных чтениях (перед началом самой трапезы), агада постепенно превратилась в самую нарядную и богато иллюстрированную еврейскую религиозную книгу.
   В 1980 году американцы Ричард и Беатрис Леви – коллекционеры древней иудаики – заказали известному каллиграфу Давиду Моссу, незадолго до того репатриировавшемуся в Израиль из США, исполнение рукописной, художественно оформленной «Агады» для их собрания. Предполагалось, что работа будет выполнена в традиционном стиле на пергаменте довольно большого формата. Более никаких особых рекомендаций со стороны заказчиков сделано не было, то есть художнику была предоставлена полная свобода действий.
   Первоначально предполагалось, что работа над проектом будет завершена в течение года, но, фактически, для ее выполнения потребовалось три года самоотверженной работы художника. Половина этого времени ушла на знакомство с выдающимися образцами «Пасхальной Агады», находящимися в крупнейших библиотеках и музеях трех континентов, а также на чтение исследований, посвященных празднику Песах – «наиболее еврейскому среди всех еврейских праздников, восходящему своими корнями к священному прошлому человечества в гораздо большей степени, чем любые другие обычаи и предания всего культурного человечества» (Теодор Герцль).
   В работе над «Агадой» Мосс использовал благоприятную возможность для создания широко развернутого, наглядного комментария к истории еврейского народа, к его обычаям и религиозным традициям. Художник, находя каждый раз живые, яркие и оригинальные метафоры, представил и украсил цветными рисунками, декоративным орнаментом и, конечно, изысканным рукописным шрифтом основополагающие темы иудаизма: свобода, следование традиции, гонения и связь между Пасхальной историей, рассеянием и землей Израиля.
   Эффектное сочетание различных видов техник: каллиграфии, микрографии, гуаши, золотого листа, акрилика и аппликации из бумаги - создают наглядную и интеллектуальную трактовку сюжетов «Агады», нередко удивляющую, а порой и восхищающую даже подготовленного читателя-зрителя. Заметим попутно, что выполнение некоторых страниц этой книги альбомного формата потребовало по нескольку месяцев работы над каждой из них.
   Больше, чем просто «Агада», произведение Мосса разворачивается в широкое исследование, богатое поэтическими образами и усиливающее личностную реакцию на события Исхода и Песаха.
   Первоначально заказанная художнику работа была задумана как фамильная вещь. Она содержит календарь, указывающий, на какой день недели выпадает Песах в каждом еврейском году, вплоть до 6000-го года, и отводит место, чтобы записать, где семья в очередной раз праздновала седер. Кроме того, она включает около 1200 мест, чтобы составить список членов семьи и гостей, которые принимали участие в седере на протяжении жизни нескольких поколений этой семьи.
   В октябре 1986 года «Агада» Мосса экспонировалась в Нью-йоркской Публичной библиотеке на выставке старинных еврейских книг. Это была самая полная экспозиция когда-либо собранных вместе наиболее известных и красивых рукописных экземпляров «Агады». Из 13 представленных на выставке только одна была создана после 1717 года – оригинальная, виртуозно исполненная «Агада» Мосса!
   В 1985 году издатели Нейл и Шарон Норри увидели фотографическую копию «Агады», и у них родилась идея ее факсимильного воспроизведения. Давид Мосс, к которому они обратились с этим предложением, обещая взять на себя материальные затраты, согласился проследить за подготовкой издания при условии, что оно будет абсолютно точно соответствовать подлинной рукописи во всех отношениях: в размере, цвете, деталях – вплоть до специфических технических эффектов. Владельцы оригинала великодушно дали согласие предоставить свою книгу для репродуцирования, однако предупредили, что в случае малейшего ее повреждения художник будет обязан заново воссоздать рукопись...
   Для подготовки столь сложного издания «Агады» супруги Норри создали новое издательство, названное «Бэт – Альфа». Его основной задачей стала подготовка факсимильного издания, которое бы настолько не отличалось от оригинала, насколько это могут обеспечить художественная работа человека и новейшие полиграфические технологии.
   После долгих поисков художник и издатели поручили изготовление факсимиле типографии, которая, как они полагали, едва ли не лучшая в мире – «Stamperia Vaidonega» в Вероне. Эта типография принадлежит Мартино Мардерштейгу – сыну всемирно известного издателя и библиофила Джованни Мардерштейга (1892-1977). Уроженец Германии, он в 20-х годах, с приходом к власти нацистов, покинул родину и поселился в Вероне, где основал свою знаменитую типографскую мастерскую «Оффицина Бодони»*. Интересно отметить, что вплоть до наших дней Мардерштейг печатал свои библиофильские издания на ручном печатном станке и на бумаге ручной выделки - так же, как это делалось в XV-XVI веках. Еще при жизни отца, помогая ему во всем и перенимая его уникальный опыт, Мартино основал свою собственную офсетную типографию, оснащенную самым современным полиграфическим оборудованием. За прошедшее после смерти отца десятилетие молодому Мардерштейгу не раз в своих изданиях доводилось демонстрировать необычайно высокий уровень книжной культуры. Исходя из этого, именно к Мартино обратились Давид Мосс и супруги Норри с предложением взяться за подготовку 500 экземпляров факсимильного издания «Агады».


* «Оффицина» в переводе с итальянского означает «мастерская». Так в XV веке именовались в Италии типографии первопечатников. Мардерштейг назвал свою мастерскую книжного искусства именем Джамбатисты Бодони (1740-1813) – знаменитого итальянского печатника, создателя многих оригинальных шрифтов, часть которых применяется до сих пор.

   Оригинал манускрипта, взятый у владельцев, оставался в Италии более года, для того чтобы печатники и художник на каждом этапе подготовки факсимильного издания могли сверять с оригиналом каждую страницу, добиваясь полной идентичности копии с подлинником. Все художественные решения принимались Моссом. Печатные формы изготовлялись в присутствии художника и все контрольные оттиски согласовывались с ним.
   Особо хочется отметить, что при обычной цветной печати в четыре краски, достаточной для передачи всего цветового спектра оригинала, 104 страницы «Пасхальной Агады» размером 30 х 46 см. печатались фотолитографическим офсетом в более чем 13 цветов, чтобы точно соответствовать каждому оттенку рукописи. Кроме того, широко использовались серебряная и золотая фольга, наносившиеся на листы с помощью горячего тиснения. Печать осуществлялась на одноцветном прессе и некоторые листы прошли через него около 25 раз. Добавим, что бумага была специально изготовлена для этого издания в Вероне на бумагоделательной фабрике «Catiere Fredrigoni». Она химически нейтральна, а потому долговечна.
   Так как Мосс первоначально не думал о том, что его рукописная «Агада» будет тиражирована, он использовал при оформлении немало специальных технических приемов. Например, белые «кружевные» контуры мизраха*, вплетенного в книгу, были им искусно вырезаны из бумаги хирургическим скальпелем. Утонченность и хрупкость этих контуров делала невозможным их воспроизведение с помощью штамповки. После долгих поисков была найдена в Калифорнии единственная фирма, где удалось с помощью точного лазера вырезать тонкие края и сохранить их хрупкие связи.


* Мизрах («восток») – специальная табличка, которую вешали на восточную стену, чтобы обозначить направление, куда следует обращаться во время молитвы (то есть лицом к Иерусалиму). Как правило, мизрах представлял собой лист бумаги с рисунком или прорезным изображением, но иногда его делали из металла, дерева, кожи и т.п. На мизрахе, главным образом, изображались Иерусалим, скрижали Завета, Храм.

   Создатели этого подлинного произведения печатного искусства, каждый этап производства которого уникален, рассчитывали на то, что это издание, как и оригинал, будет храниться как сокровище и сохранится на сотни лет. Отражают эту надежду и материалы, использованные для изготовления факсимиле. Так, в Милане, в типографии «Recalcti Legatoria», каждый факсимильный том был заключен в переплет, выполненный из прочной козлиной кожи, тисненной золотом.
   Каждый том факсимильного издания сопровождается справочным томом, содержащим предисловие, постраничные комментарии на иврите и английском языках, написанные Давидом Моссом специально для этого издания, а также перепечатку всего текста Агады. Том комментариев – такого же большого размера, что и факсимиле – набирался на монотипе и отпечатан на обычном станке высокой печати, после чего был переплетен в тканьевый материал и помещен вместе с «Агадой» в футляр, отделанный кожей.
   Факсимильное издание «Песни Давида» увидело свет как раз перед еврейской Пасхой 1987 года. Из 500 нумерованных и подписанных художником экземпляров 50 – с римской нумерацией. Большая часть издания была продана в течение первого года после выхода в свет. Книги были приобретены известными библиотеками, музеями и институтами, такими, например, как Британская библиотека, Публичная библиотека Нью-Йорка, университетские библиотеки Гарварда и Принстона. Однако, как и следовало ожидать, большинство экземпляров было приобретено частными лицами. Причем некоторые семьи приобретали копии для каждого из детей.
   В ноябре 1987 года Белый Дом тоже приобрел факсимиле «Агады». Президент Рональд Рейган надписал «Агаду» и преподнес ее тогдашнему президенту Хаиму Герцогу как официальный дар по случаю первого официального визита израильского президента в США.
   Комплект факсимильных страниц был оставлен не переплетенным для экспонирования на выставке, открывшейся в 1987 году в музее Иешива в Нью-Йорке. С тех пор листы книги демонстрировались в замке Эмануэля в Сан-Франциско, в библиотеке Гарварда, в замке Бэт Давид в Майами и Израильском замке в Бостоне. Библиотека Конгресса тоже отвела почетное место изданию на выставке «Со всех концов Земли».
   В 1992 году Мосс был награжден израильским Музеем Джессельзона за вклад в современную иудаику. На церемонии вручения награды знаменитый Тедди Колек – тогдашний мэр Иерусалима – весьма высоко оценил труд художника и каллиграфа. В частности, он сказал: "Я был восхищен виртуозностью и идеальной техникой Давида Мосса, достойно продолжившего традиции великих иллюстраторов «Агады» прошлых столетий"

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги