Григорий Бокман

НА ПОЛКАХ ОТДЕЛА РЕДКИХ КНИГ РУССКОЙ БИБЛИОТЕКИ В ИЕРУСАЛИМЕ

   Так уж сложилось, что собрание Отдела редких книг Русской библиотеки в Иерусалиме – отражение интересов и пристрастий собирателей книг, из коллекций которых и создавался фонд отдела. Каждый из этих собирателей заслуживает отдельного рассказа о созданной им библиотеке, однако в рамках данной заметки ограничимся лишь упоминанием о двух из них – историке-любителе Борисе Вассермане (1900-1992)1, чьи редкие книги по истории и литературоведению, издания мемуарного жанра и журналы русского зарубежья значительно обогатили фонд отдела, а также о Якове Тверском (1912-1993)2 – известном тель-авивском букинисте, издателе и библиофиле, немало сделавшим для популяризации и распространения по всему миру русскоязычных изданий. Несколько тысяч изданий со складов Тверского и из библиотеки Вассермана стали основой собрания Отдела редких книг.
   Сфера интересов библиофилов была весьма широка, что нашло отражение и на полках отдела, где русская художественная литература, книги по юриспруденции, лингвистике, психологии, этнографии…, вышедшие в ведущих российских издательствах последнего столетия, соседствуют с редкими эмигрантскими изданиями, с репринтами русских книжных раритетов 1920-х гг., осуществленными Я. Тверским в 1970-е гг., с довоенной русско-еврейской периодикой и другими, не менее интересными изданиями. Отдельная полка отведена современным книгам с автографами авторов, подаривших свои произведения библиотеке.
   Особенно много книг по истории. Помимо понятного интереса к истории еврейского народа, немало изданий по истории древнего и нового времени, истории Востока и, в частности, – Палестины. Среди книг по русской истории наиболее заметен интерес коллекционеров к истории сравнительно недавнего прошлого, а точнее – к событиям последней русской революции, к перипетиям гражданской войны, непосредственно коснувшимся многих из них. О некоторых из этих книг, а также об их издателях и пойдет речь в этом небольшом очерке.
   Недавние события, описанные их непосредственными участниками, попытки критической оценки причин постигшей Россию катастрофы, обвинения или оправдания главных действующих лиц революционных событий составляют содержание многих изданий, стоящих на полках Отдела редких книг. В основном, они выпущены двумя известными берлинскими эмигрантскими издательствами: «Слово» и «Издательство З.И. Гржебина».
   Последнее принадлежало бывшему художнику Зиновию Исаевичу Гржебину (1877-1929), начавшему свою издательскую деятельность в 1905 г., во время первой русской революции, с выпуска знаменитых сатирических журналов «Жупел» и «Адская почта», за что поплатился почти годовым тюремным заключением. Впоследствии Гржебин имел непосредственное отношение к петербургским издательствам «Шиповник» и «Пантеон», а в пореволюционное время – к горьковскому издательству «Всемирная литература»3. В 1919 г. он создал в Берлине частное издательство, где и вышли издания, о которых пойдет речь ниже.
   Два из них, посвященные истории русской революции, носят общее название: «Летопись революции». Правда, в одном случае это – «Исторический журнал», а в другом – «Библиотека мемуаров». Подход к задуманным изданиям дан в редакционном предисловии к первой книге журнала «Летопись революции»: «Преследуя исключительную цель изучения революционных движений и событий и собирания материала для такого изучения, «Летопись революции» не связывает себя в выборе сотрудников никакими партийно-политическими рамками. Всякий очерк, всякое сообщение, носящее характер достоверности, найдут место на ее страницах как показание очевидцев событий или как работа исследователя, независимо от политической тенденции и симпатий автора...»4.
   Выполняя свое обещание, редакция «Летописи революции» предоставила страницы «Библиотеки мемуаров» видным политическим деятелям революционной эпохи, причем не только различным членам диаметрально противоположных убеждений: от А.В. Луначарского (1875-1933) – бывшего оппонента В.И. Ленина по ряду теоретических положений, а впоследствии убежденного большевика и истинного ленинца, до Льва Мартова (Юлия Осиповича Цедербаума, 1873-1923) – одного из основателей и лидеров социал-демократического движения в России, личного друга Ленина на первых этапах это-го движения, затем резко разошедшегося с ним и не принявшего октябрьский переворот. Книга воспоминаний Льва Мартова «Записки социал-демократа» (1922) стоит на полке рядом с «Записками социал-революционера» (1922), принадлежащими Виктору Михайловичу Чернову (1876-1952) – другому видному политическому деятелю, одному из основателей партии социал-революционеров, неизменному члену ЦК этой партии, так же, как и Мартов, выдворенному из России. Небезынтересно отметить, что эти книги не касаются бурных событий 1917 года и гражданской войны, хотя оба автора были активными политическими деятелями в те времена, а Чернов даже министром земледелия во Временном правительстве.
   Издалека, со времен, предшествующих развитию социалистического движения в России, начинает свои воспоминания и один из основателей российского социал-демократического движения Павел Борисович Аксельрод (1850-1928), обратившийся к революционной деятельности в 1872 г. В Отделе редких книг – первая из четырех книг его воспоминаний «Пережитое и передуманное. Семидесятые годы» (1923).
   События бурного семнадцатого года нашли отражение в мемуарах других, быть может не столь широко известных в наше время политических деятелей. Их имена можно часто встретить в мемуарной литературе русского зарубежья послеоктябрьского периода, например, в книге Зинаиды Гиппиус «Живые лица: Воспоминания» (Тбилиси, 1991), где она весьма неблагосклонно отзывается о многих евреях-революционерах разных мастей.
   В руках небольшая тоненькая книжечка с пожелтевшими страницами – «Пять дней. Начало и конец Февральской революции» Сергея Дмитриевича Мстиславского (Масловского, 1876-1943) – члена военной организации эсеров, председателя Всероссийского офицерского союза в период Февральской революции, чрезвычайного комиссара и командующего отрядом Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов по аресту и содержанию под стражей особ императорской фамилии в дни Февральской революции, а в день октябрьского переворота – председателя фракции эсеров на II съезде Советов, вошедшего в президиум съезда вместе с Лениным, Зиновьевым, Каменевым и Луначарским.
   Пять дней – это пять судьбоносных драматических дней в истории Февральской революции, очень ярко описанных Мстиславским. Вот они в его представлении: День первый – Февральский переворот; День второй – Провозглашение Временного Прави-тельства; День третий – Арест Николая II Петербургским Исполнительным Комитетом; День четвертый – 25 октября; День пятый – Учредительное собрание, после разгона которого с Февральской революцией было покончено.
   Событиям, связанным с Февральской революцией, посвящены и воспоминания Николая Суханова (Н.Н. Гиммера, 1882-1940). Его «Записки о революции» – семь книг, последовательно, в календарном порядке (по старому стилю) излагающих политические события с 23 февраля по 1 ноября 1917 г. На полке – вторая книга из этой серии: «Единый фронт демократии (3 марта – 8 апреля 1917 г.)», изданная в 1923 г. Бывший меньшевик, член ЦК Петроградского Совета в 1917 г., Суханов в 1930 г. привлекался к суду как участник контрреволюционной меньшевистской организации «Союзное бюро РСДРП(м)» и был приговорен к десяти годам тюремного заключения. В 1935 г. тюрьма была заменена ссылкой в Тобольск, где через два года его снова арестовали, а позже – расстреляли. («Записки о революции» Н. Суханова были переизданы в 1991 г. в Москве с большой вступительной статьей А. Корникова).
   Приведенные издания далеко не исчерпывают все выпущенные З.И. Гржебиным в начале двадцатых годов мемуары, авторы которых знали о революции и о гражданской войне не понаслышке: каждый из них внес свою лепту в общий котел, называемый «революционным движением». Судя по рекламному приложению к первой книге журнала «Летопись революции», в «Библиотеке мемуаров» увидели свет 16 выпусков.
   Книги выходили под редакцией Бориса Ивановича Николаевского (1887-1966) – историка, собирателя книг и материалов по истории русской революции. Меньшевик по своим политическим убеждениям, Николаевский поддерживал связь не только с эмигрантскими, но и со многими европейскими социал-демократами, справедливо считавшими его одним из лучших специалистов по современной истории России.
   Что касается журнала «Летопись революции», то опубликованные в нем материалы сохраняют, в целом, мемуарные традиции.
   Другим издательством, чье пристальное внимание к свидетельствам событий недавнего прошлого сохранило ценнейшие для историков материалы, было издательство «Слово», основанное И.В. Гессеном в 1919 году в Берлине на равных паях с известным немецким издательством «Ульштейн».
   Иосиф Владимирович Гессен (1865-1943) – юрист по образованию, публицист, видный общественный и политический деятель в России и в эмиграции. Перечисление всех его должностей и званий заняло бы слишком много места, но некоторые из них все же стоит отметить: присяжный поверенный Петербургской судебной палаты, член ЦК партии кадетов, редактор, вместе с основателем партии П.М. Милюковым, газеты «Речь», депутат 2-й Государственной думы, комиссар Временного правительства по делам печати, создатель Союза русских писателей и т. д. Резко отрицательно относившийся к октябрьскому перевороту, И.В. Гессен уже в январе 1919 года эмигрировал в Финляндию, а затем перебрался в Берлин, где кроме издательства «Слово» организовал газету «Руль» – эмигрантское продолжение кадетской «Речи» (но уже без Милюкова). В 1933 г., с приходом к власти фашистов, Гессен покинул Германию и переехал в Париж5.
   Возможно, что его крайне правая ориентация в кадетской партии сыграла и определенную роль в издательской деятельности, ибо выпущенные им мемуары, в сравнении с изданными 3.И. Гржебиным, представляют собой как бы взгляд людей, стоящих по другую сторону баррикад. Вполне возможно, что дело не только в политических убеждениях Гржебина. В письме к В. Могилевскому ( февраль 1923 г.) он так излагал свое кредо: «Я готов печатать от Ленина до Шульгина и еще правее, если это будет талантливо и правдиво (вернее, искренно)... Я совершенно независим и печатаю, что нахожу нужным. Я не могу оторваться от России, хочу, чтобы мои книги попали в Россию»6. Кстати, печатал свои книги Гржебин, в отличие от Гессена, только по новой орфографии. И тем не менее, как известно, ввоз в советскую Россию книг, изданных Гржебиным за рубежом, был все же запрещен7.
   Что же касается И.В. Гессена, то запрет на ввоз в Россию из-данной им литературы становится более понятным после знакомства с перечнем изданных им мемуаров, опубликованным в «Каталоге издательства «Слово»» (Берлин, 1923)8. Остановимся лишь на тех изданиях, экземпляры которых имеются в Отделе редких книг.
   Витте С.Ю. Воспоминания (1922).
Кн. I: Детство. Царствование Александра II и Александра III;
Кн. II: Царствование Николая II. Том 1;
Кн. III: Царствование Николая II. Том 2.
   В отделе есть все три книги этого широко известного российского политического деятеля. Граф Сергей Юльевич Витте (1849-1915), по мнению издателя его мемуаров, «...в ряду немногих русских выдающихся государственных деятелей занимает бесспорно наиболее видное место. С его именем неразрывно связана крупнейшая реформа денежного обращения, коренного преобразования государственного бюджета, быстро создавшая России возможность стать равноправным членом международного хозяйственного оборота». (Современной бы России такого реформатора!). Человек прогрессивных взглядов, он был одним из вдохновителей Манифеста 17 октября 1905 г., в связи с чем небезынтересными представляются и высказывания о внутренней политике графа, напрямую осуждающего царя, и особенно царицу, за поддержку «черносотенного движения», за еврейские погромы.
   (Кстати, для интересующихся историей еврейских погромов, в отделе есть весьма обстоятельная книга Вильяма Е. Уоллинга «Послание России», изданная в Берлине в 1910 г. и посвященная этим драматическим событиям).
   Кронпринц Вильгельм. Воспоминания (1922).
Книга подготовлена Карлом Роснером – близким другом бывшего наследника германского престола – на основе заметок и дневников, написанных им в изгнании на голландском острове Виринген. В ней описаны трагические события в истории Германии первых двух десятилетий двадцатого века, перипетии войны и революции, личные впечатления об отце-кайзере и его окружении...
   Из мемуаров, выпущенных издательством «Слово» после 1923 г., в отделе имеется третий том воспоминаний генерала А.И. Деникина «Очерки русской смуты. Белое движение и добровольческая армия. Май – октябрь 1918» (1924).
   Антон Иванович Деникин (1872-1947) – генерал-лейтенант царской армии, вошедший в историю гражданской войны в России как крупнейший организатор и руководитель Белого движения, главнокомандующий Добровольческой армией, происходил из семьи бывшего крепостного, прослужившего 25 лет в царской армии и дослужившегося до чина майора. Пример А.И. Деникина – наглядное подтверждение вывода советского историка гражданской войны А.Г. Кавтарадзе о том, что большинство виднейших деятелей Добровольческой армии вышли из мещан, крестьян или были сыновьями мелких чиновников и солдат9.
   Генерал Деникин печатался во многих эмигрантских изданиях и является автором ряда книг по истории гражданской войны. Два первых тома «Очерков русской смуты» вышли в парижском издательстве «Я. Поволоцкий и Ко », третий и четвертый – в «Слове», пятый – в берлинском издательстве «Медный всадник». Печатался ге-нерал и в нью-йоркском «Издательстве имени Чехова», и в парижском издательстве «Родник» (в отделе есть выпущенная им в 1931 г. книга Деникина «Старая армия»).
   Еще об одной книге издательства «Слово», хотя и не мемуарного характера, хотелось бы здесь упомянуть. Ее автор – Николай Алексеевич Соколов (1882-1924) – бывший судебный следователь по особо важным делам Омского окружного суда (при Омском правительстве адмирала Колчака). Книга эта – «Убийство царской семьи» (1925). И хотя на эту тему сегодня написано немало (не говоря уже о недавнем перезахоронении монарших останков в Петербурге), ценность этого исторического свидетельства очевидна. Не случайно книга многократно переиздавалась, в том числе и на других языках.
   Однако, особая заслуга И.В. Гессена – сохранение свидетельств о революции и гражданской войне. Здесь имеется в виду многотомный сборник «Архив Русской Революции». Издавался он в Берлине с 1921 по 1937 гг. (И только последний – 22-й – том вышел в США, в Стенфордском ун-те). В отделе хранятся первые двенадцать выпусков этого издания. Однако и на основании имеющихся томов можно сказать, что издателю удалось привлечь к участию в сборниках многих свидетелей революционной эпохи, подавляющее большинство которых находилось по правую сторону баррикад. Среди авторов – видные политические деятели разных мастей, такие, как бывший председатель Государственной думы М.В. Родзянко, управляющий делами Временного правительства, видный кадет В.Д Набоков (отец писателя), бывший директор Департамента полиции, а затем товарищ министра внутренних дел царского правительства С.П. Белицкий, сам И.В. Гессен; царские генералы П.Н. Краснов и А.С. Лукомский, писатели, юристы и т. д. Обилие документов: дневники, письма, отчеты, репродукции денежных знаков. Многие материалы уникальны, как, например, опубликованные в Х томе (1923) «Протоколы допроса адмирала А.В. Колчака чрезвычайной следственной комиссией в Иркутске 21 января – 7 февраля 1920 г.» (В СССР «Протоколы...» были опубликованы лишь в 1925 г.)
   И еще характерная особенность «Архива» – его география: Дальний Восток и западная граница; Архангельск и Крым; Сибирь и Прибалтика, Закавказье, Урал, Дон. И, конечно, Украина, по которой с особой силой прокатилось лихолетье. Отсюда и обилие материалов, из которых стоит отметить мемуары Р. Гуля «Киевская эпопея», Ф. Штеймана «Отступление от Одессы», А.А. Гольденвейзера «Из киевских воспоминаний», Г. Игренева «Екатеринославские воспоминания» и многое другое.
   Упомянутые книги не исчерпывают всю имеющуюся в отделе литературу по истории русской революции. К тому же фонд его непрерывно растет. Поступают и книги тех издательств, о которых была речь в этом очерке. Так что и профессиональным историкам, и любителям истории есть что читать в Отделе редких книг Русской библиотеки в Иерусалиме.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Подробнее о Б.С. Вассермане см.: Флейшман Л. Памяти Бориса Соломоновича Вассермана // Пушкинский сборник. Иерусалим, 1997. Вып. 1. С. 7-10.

2. Подробнее о Я.Н. Тверском см.: Юниверг Л. Добрый человек из Бней-Брака: (Яков Тверский – букинист, издатель и библиофил) // Евреи в культуре русского зарубежья / Ред.-сост. М.А. Пархомовский. Иерусалим, 1996. Вып. 5. С. 182-190.

3. Подробнее о З.И. Гржебине см.: Гржебина Е. З.И. Гржебин – издатель (По документам и воспоминаниям его дочери) // Solanus. 1987. T.I. С. 4-40; Вайнберг И. «Все будет оценено – не может быть иначе» // Евреи в культуре русского зарубежья. Иерусалим, 1992. Вып.1. С. 169-192; Юниверг Л.И. З. Гржебин и его издательская деятельность // Книга: Исслед. и мат-лы. М., 1994. Вып. 69. С. 122-133.

4. От редакции // Летопись революции. Берлин; Пб.; М., 1923. Кн. 1. С. [б].

5. Подробнее об И.В. Гессене см.: Гессен В. Иосиф Гессен: юрист, политик и журналист // Евреи в культуре русского зарубежья. Иерусалим, 1993. Вып. 2. С. 520-544.

6. Русское зарубежье: Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века: Энциклопедико-библиографический словарь. М., 1997. С. 193.

7. См.: Блюм А.В. Зарубежная русско-еврейская печать и литература в оценке коммунистической цензуры (по материалам «Секретного бюлле-теня Главлита» за 1923 г.) // Евреи в культуре русского зарубежья. Ие-русалим, 1993. Вып. 2. С. 244.

8. Помимо упомянутых в тексте изданий в каталог вошли еще три книги, имеющие непосредственное отношение к мемуарной литературе: Император Вильгельм II. События и образы: Воспоминания; Император Николай II. Дневник; Письма императрицы Александры Федоровны к Николаю II. (Годы издания в каталоге не указаны).

9. См.: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе республики Советов. М., 1988.

предыдущая глава следующая глава
оглавление книги